Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Феномен иркутской двухпартийности

[16.07.2021 / 16:38]

В Иркутске 15 июля состоялось обсуждение представителями экспертного сообщества доклада Института развития демократии на тему политической конкуренции в предстоящий электоральный период. Речь, прежде всего шла о грядущих выборах в Госдуму. Своим мнением по теме поделился политолог, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета ИГУ Сергей Шмидт.

Все сомнения в конкурентности выборов, тем более, уверенность в том, что выборы 2021 года неконкурентны, так или иначе, связаны с «фактором Навального» - говоря конкретнее, с отсутствием условной «партии Навального» на выборах, считает эксперт.

- Плюс лидер радикальной, уже почти революционной оппозиции, находясь в колонии, не может полноценно участвовать в публичной политике в качестве «агитатора, горлана, главаря» (замечу, что предпочти Навальный политическую эмиграцию, таких возможностей у него было бы больше).

Эта точка зрения понятна. Понятно, что она может быть аргументирована, а не просто объяснена «политическим вероисповеданием», как и всякая религиозность, не нуждающимся в аргументации, к чему (к квази-религиозности) склонен ядерный фан-клуб Навального.

Ситуация это неизменяема, количество уличных протестующих в январе и апреле оказалось недостаточным, чтобы заставить власть отказаться от политики выкорчевывания радикальных противников из политической жизни, а также от более долгосрочной и системной политики формирования политической культуры неких общих ценностей, по поводу которых политики и политические силы соревновались бы на предмет большего соответствия (кто больший государственник? кто в большей степени отстаивает идеи «крымнаша»? кто больше бюджетных денег готов вбросить в социальную политику? и т.д.). Частью этой политики является маргинализация и вытеснение всех политиков и политических сил, что отказываются эти ценности разделять.

Возвращаясь к вопросу о конкуренции на думских выборах 2021 года, с одной стороны, можно констатировать наличие конкуренции описанного типа – в рамках общей системы политических ценностей на предмет «кто больше соответствует?» КПРФ и «Справедливая Россия» готовы обыгрывать «Единую Россию» на поле государственного патернализма в социальной сфере. «Справедливая Россия» даже дообещалась до базового основного дохода (он в пиаровских целях назван «справедливым доходом»), до чего не доходили даже коммунисты. В плане внешнеполитической державности «Справедливая Россия» сделала заявку на большее державничество, чем у «Единой России» и КПРФ, заявив о необходимости включения Донбасса в Россию. В общем, разделяющим ценности госудаственничества, патерналистской социальной политики есть из кого выбрать – от сдержанной «Единой России» до популистской КПРФ и новорадикальной «Справедливой России», плюс старорадикальной ЛДПР.

При всем выдавливании либеральных политических сил из политики в ней остается «Яблоко», поэтому можно признать, что людям, категорически не приемлющим ни Путина, ни путинизма (на данном историческом этапе воплощающих практическое государственничество и патернализм), есть за кого проголосовать на этих выборах. Можно бесконечно говорить о том, что «Яблоком» замещена реальная оппозиция имени Навального, плюс ко всему «Умное голосование» имени все того же Навального будет работать в первую очередь на КПРФ, а не на «Яблоко», но факт налицо – говорить о том, что принципиальным противникам современного положения дел в России не за кого голосовать, не приходится. Замечу, что на президентских выборах 2018-го года была такая же ситуация. То есть, по крайней мере, формально конкуренция на этих выборах присутствует, тем более, мне известно, что «Яблоко» очень серьезно относится к этим выборам и готово работать на них (бороться за голоса избирателей) совершенно по-настоящему.

Ситуация в Иркутской области задается феноменом иркутской двухпартийности. КПРФ с коммунистическим губернаторством в резюме это серьезный игрок на выборах, плюс иркутская традиция «честных протоколов» (увы, компенсируемая скупкой голосов, в которой, впрочем, КПРФ тоже принимает участие, элегантно называя это «нейтрализацией скупки») позволяют коммунистам рассчитывать на хороший процент, что тоже подводит к выводу об уровне политической конкуренции в области достаточно высоком, по крайней мере, с учетом общего авторитарного контекста.

Из четырех одномандатных округов в Иркутской области двум, пожалуй, можно отказать в статусе конкурентных. Справедливость в том, что один из них коммунистический (кандидат Щапов), другой единоросовский (кандидат Красноштанов). В одном из округов конкуренция возможна (Шелеховский округ), в другом практически неизбежна (Северный округ). Нельзя, конечно, исключать, что конкуренция в этих округах будет ликвидирована теневыми договоренностями, но пока об этом говорить рано.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Выборы
 
вверх