Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Надо было раньше умирать, пока страховка работала»

[20.07.2021 / 12:39]

С начала июля пенсионеры начали обрывать телефоны страховой компании «Колымская». По номерам двух офисов в Иркутске срабатывает автоответчик. Женский голос предлагает прийти в офис или записаться на приём через сайт. По третьему телефону, указанному на сайте компании, автоответчик сообщает, что такого номера не существует. Чтобы попасть на приём в один из офисов – на Карла Либкнехта или на Гоголя, люди стоят в очереди 3-4 часа. Тем, кто записывается на приём через сайт, нужно ждать две недели. 17 июля можно было записаться на 2 августа. Тысячи иркутян бросились выяснять, что теперь будет с их полисами ритуального страхования, но большинство так и не смогли узнать ничего внятного. Ясно одно: «Колымская» закрывается.

Две недели назад страховая компания «Колымская» объявила о добровольном прекращении страховой деятельности. На сайте компании новость появилась 6 июля, потом объявления стали выходить в газетах. Как оказалось позже, ещё 26 июня в аккаунтах компании в соцсетях была опубликована 1,5-минутная видеозапись. В ней генеральный директор «Колымской» Григорий Лесков, ничего не объясняя, говорит: «Акционерное общество страховая компания «Колымская» предлагает своим страхователям в срок до 20 августа прекратить действующие договоры страхования». И далее руководитель страховой компании советует клиентам звонить по телефонам, записываться на приём через сайт или приходить в офис.

Мало того что из этого сообщения никто ничего не понял – что вообще случилось, зачем надо прекращать договоры. Объявление не увидели люди, которым оно было адресовано. Основная аудитория компании – пенсионеры, заключившие договоры ритуального страхования. В этом случае покупатель полиса выплачивает сумму, которая зависит от возраста застрахованного, стоимости услуг, которые входят в страховку. Страховая компания берёт на себя обязательство организовать похороны, когда наступит страховой случай.

«В конце июня мне позвонила страховщица, которая заключала договор. Она рассказала, что «Колымская» закрывается. Я стала обзванивать знакомых. Проблема в том, что сейчас многие пенсионеры живут на дачах, могут не знать. Многие не пользуются Интернетом», – говорит 77-летняя Людмила Хочунян. Десять лет назад она выкупила пожизненный договор ритуального страхования. В её семье подобные договоры были заключены на маму и мужа. Сейчас они умерли, страховая компания выполнила по ним обязательства.

По информации с сайта «Колымской», в портфеле компании 180 тысяч действующих договоров, основная часть из них – страхование на случай смерти. Страховая компания зарегистрирована в Хабаровске, работают 12 офисов в восточных регионах страны: во Владивостоке, в Амурске, Биробиджане и других городах. Компания работает 30 лет, филиалы в Иркутске открылись с первых лет её деятельности.

«Осталось подцепить в очереди ковид. Да ещё хоронить будет не на что»

В 1990-е годы Людмила Хочунян работала редактором на ИГТРК и помнит, как охотно люди шли страховаться в «Колымскую». «Реклама компании на радио шла каждый час. «Колымская» тогда очень хорошо работала. Директор был Буравцев, он подобрал хороший коллектив. Было время безработицы и безденежья. Агентами работали геологи, которые остались без работы, педагоги, которые ушли из школы из-за низкой зарплаты. У нас на планёрке выступала заместитель директора компании, я и многие мои коллеги купили у них страховки. Искренне и совершенно бескорыстно я рекомендовала эту компанию своим друзьям и знакомым. Сейчас это на моей совести – что я рекомендовала её людям», – рассказывает Людмила Хочунян.

Основной риск для компании, которая занимается ритуальным страхованием, заключается в том, что время наступления страхового случая максимально размыто. Обычно страховой договор, например автострахования, заключается на год. Если за этот промежуток ничего не случилось, то обязательства с компании снимаются. Ритуальное страхование – это отношения «вдолгую». Страховой случай может наступить и через 5 лет, и через 10, и через 20 лет после покупки страховки. На 1990-е и 2000-е пришёлся пик числа заключённых договоров: в 1996 году их было 40 тысяч, а в 2001 году – уже 100 тысяч контрактов. Люди несли в компанию деньги. А ближе к 2020 году начался пик страховых случаев, то есть похорон, которые компания должна оплатить.

Дополнительно к объективным рыночным факторам на показатели 2020 года повлияло увеличение смертности из-за ковида. По данным актурного заключения (обязательная внешняя оценка надёжности страховых компаний и их рисков. – Авт.) по работе «Колымской» по итогам 2020 года, фактическая смертность по заключённым полисам была на 5,7% выше прогнозных данных, которые используют для расчётов в страховании.

Исходя из отчётов компании, которые есть в свободном доступе, объём финансовых обязательств страховой компании стабильно рос в последние три года. Так, на начало 2019 года сумма резервов, которую компания должна заплатить по страхованию жизни, в том числе задолженности и другие обязательства, составила около 1,7 миллиарда рублей. На начало 2020 года объём накопленных обязательств перевалил за 1,87 миллиарда рублей. На начало 2021 года сумма обязательств выросла до 1,95 миллиарда рублей.

При этом активы «Колымской» на начало 2021 года не превышали 1,65 миллиарда рублей. Активы – это средства, которыми реально располагает компания. По итогам аудита, подготовленного в марте нынешнего года, убытки «Колымской» по итогам 2020 года достигли 218,4 миллиона рублей.

Большинство клиентов компании были уверены, что, купив полис, они обеспечили себе достойные похороны. «Казалось, что эта сторона закрыта. И вдруг оказывается, что у тебя ничто не оплачено. В очередной раз люди почувствовали себя брошенными. Ударили по самым слабым слоям населения. Попробуй-ка с пенсии отложить и выплатить 60 и больше тысяч рублей за страховку. Думать об этом тяжко», – говорит Людмила Хочунян. За полную страховку 10 лет назад она заплатила 12,6 тысячи рублей. Три недели назад Людмила Александровна пришла в иркутский офис на Гоголя. Поскольку у сотрудников не были готовы приложения к договору, ей предложили записаться и прийти на приём позже. «Очереди там огромные, толпы стоят. Люди все пожилые. Осталось подцепить там ковид. Да ещё хоронить будет не на что», – возмущается пенсионерка. Она недовольна тем, что спустя 10 лет после покупки полиса осталась без страховки.

Иркутянка Татьяна Нефедьева тоже побывала в офисе на Гоголя. Там она расторгла договор ритуального страхования, заключённый на её мать. Та выплатила за год больше девяти тысяч рублей, оставалось два года платежей. 3,5 тысячи ей пообещали вернуть в течение десяти дней. «Когда заключается договор, клиент должен понимать, сколько денег ему должны выплатить при расторжении договора, – говорит Татьяна. Она сама является консультантом по финансовым вопросам. – Сотрудники «Колымской», к сожалению, клиентам не дают таких данных. Говорят, что выкупную сумму считает компьютер».

Второй вариант, который предлагают сотрудники «Колымской» кроме расторжения договора с удержанием большей части платежа, – перевод договора в одноимённую сервисную компанию. «Страховая компания «Колымская» закрывается, мы больше не заключаем договоры. Но сервисная компания «Колымская» остаётся и продолжает работать по действующим договорам», – ответил по телефону приятный женский голос, когда до одного из офисов всё-таки удалось дозвониться.

«Нужно просто переоформить договор. И всё»

Ответ на вопрос, зачем переводить клиентов из одной компании «Колымская» в другую компанию «Колымская», можно найти, если внимательно присмотреться к двум этим одноимённым организациям. Страховая компания «Колымская» имеет уставной капитал 472 миллиона рублей. Это те средства, которыми обеспечены полисы, если компания закроется. Кроме того, страховая компания находится под ежемесячным мониторингом Центробанка, который следит за тем, чтобы обязательства организации покрывались резервами.

Как только человек соглашается, чтобы его договор перешёл к ООО «Колымская», он выводит свой полис из зоны действия страхового законодательства. Общество с ограниченной ответственностью принадлежит Григорию Лескову, как и страховая компания «Колымская». Уставной капитал этой фирмы – 10 тысяч рублей. Если ООО закроется, оплачивать обязательства перед страхователями будет нечем.

«Мы работаем до 20 августа. Все клиенты должны приехать и переоформить договоры. Другого времени не будет. Все должны успеть. Сейчас начинаем обзванивать клиентов, чтобы всех принять до 20-го. Если кто-то не может, приезжают родственники. Нужно просто переоформить договор. И всё», – нежным голосом говорит сотрудница «Колымской». По её словам, никаких других вариантов у держателей полисов не существует.

Консультант-методист проекта минфина «Содействие повышению финансовой грамотности населения» Елена Лукьянова объясняет, почему сотрудники «Колымской» так торопят клиентов. Пока договоры не расторгнуты и сохраняются обязательства перед страхователями, руководство страховой компании не может вывести уставной капитал. По закону он вместе с портфелем передаётся компании-правопреемнику, которая будет выполнять обязательства по контрактам. Если договор переведён из страховой компании в сервисную, он выходит из-под контроля Центробанка.

В семье Владимира Ковалёва оба супруга выплатили деньги, как они говорят, «за улучшенные похороны». Лилия Константиновна, которой сейчас 76 лет, впервые застраховалась в 2002 году. В 2017 году она купила полис по полной стоимости – за 61,5 тысячи рублей. После этого ещё добавила деньги до «улучшенного» пакета. Владимир Петрович, которому сейчас 71 год, два года переводил компании деньги каждый месяц – всего получилось 104 тысячи. «Столько мы денег заплатили и в итоге можем остаться ни с чем. Конечно, нас это не радует. Хоронить нас некому. Сын умер, дочь живёт в Германии. Наверное, надо было раньше умирать, пока страховка работала», – говорит Лилия Константиновна.

Они пока только собираются пойти в офис и спрашивают, как и многие страхователи, как им быть. Елена Лукьянова даёт несколько советов. Во-первых, просить у сотрудников компании расчёты – каким образом они вычислили выкупную сумму при расторжении договора. Если договор переводится в сервисную компанию, должны быть прописаны условия перехода. Ничего не подписывая, можно взять бумаги и изучить их дома. Одной страховательнице, которая пришла за помощью к Елене Лукьяновой, при переходе в сервисную компанию из выплаченной 71 тысячи зачли только 28 тысяч рублей, остальное предложили доплатить заново.

Консультант-методист проекта минфина советует страхователям «Колымской» писать претензию о том, что они не согласны с условиями, которые предлагает компания, требовать передать их договор в другую страховую фирму. Нужно также обращаться к финансовому омбудсмену через сайт онлайн-приёмной.

Некоторые клиенты компании приносили претензии в офис и пытались вручить их сотрудникам компании. Однако представители «Колымской» отказываются брать документы и ставить пометки о получении. В этом случае стоит отправить письмо по почте, заказав услугу уведомления о получении. И затем обращаться в суд.

«Сотрудники «Колымской» ведут себя непорядочно. Отказываются регистрировать претензии, не дают объективную информацию, что это за сервисная компания, – говорит Елена Лукьянова. – Поступая таким образом, они подрывают репутацию всех страховых компаний. Вызывают недоверие у людей даже к тем страховщикам, которые работают честно».

«Хоть бы о нас, о бабушках, кто побеспокоился»

Президент иркутской областной организации по защите прав потребителей Виктор Низовцев говорит о том, что кроме подачи претензии в адрес руководства компании и заявления финансовому омбудсмену стоит подать жалобу в Центробанк и Роспотребнадзор. Два этих органа уполномочены контролировать работу страховых компаний.

По словам Виктора Низовцева, к нему каждый день обращаются по 20 клиентов «Колымской». «Главная сложность – как рассчитывать выкупную стоимость. По закону она пропорциональна неистёкшему сроку действия договора. Например, договор заключён на 50 лет, с момента заключения прошло шесть лет. Значит, компания должна вернуть деньги за 44 года, – объясняет руководитель организации. – Расчёты, которые делает страховая компания, не поддаются никакой логике. Договоры разные, в каких-то указан срок действия договора, в каких-то не указан. В среднем компания предлагает вернуть страхователям 30% от оплаченных взносов. Многих эта сумма не устраивает. Вот пример: в 2009 году человек заплатил за страховку 18 тысяч рублей. Ему предлагают выкупную сумму – 5 тысяч рублей. Или, если он переходит в сервисную компанию, человеку нужно доплатить ещё 40 тысяч рублей. Это же грабёж! Что интересно, если человек говорит, что не согласен, его условия не устраивают, ему идут на уступки, индивидуально меняют условия. То есть идёт торг».

Виктор Низовцев говорит, что никому из людей, обратившихся к нему, советовал ни в коем случае не переходить в сервисную компанию и не брать выкупную сумму. Например, если застрахованному около 90 лет, есть вероятность того, что страховой случай наступит раньше, чем закроется сервисная компания, и тогда есть резон перезаключить договор. Или если человек не хочет тратить время и нервы, он может забрать деньги и забыть об этой компании.

Люди должны понимать, что это их добровольное решение. Это как с увольнением. Если уходишь по собственному желанию – не имеешь права на дополнительные выплаты. Если тебя увольняют по сокращению штата – тебе должны выплатить выходное пособие. Своим клиентам «Колымская» предлагает расторгнуть договор по инициативе страхователя. Якобы он сам, страхователь, захотел прекратить договор. И при этом, по словам Виктора Низовцева, нигде в документах нет информации об условиях, когда договор расторгается по инициативе компании. Хотя фактически компания принуждает их отказаться от договора. А страхователям по-прежнему нужна услуга, они как раз не хотят прекращать договор.

Для тех людей, которые обратятся в «Колымскую» с письменной претензией, Низовцев напомнил, что по закону компания должна отреагировать в течение 10 дней. Первый вариант – выполнить заявленное страхователем требование. Второй вариант – отказать или не реагировать вовсе. Пройдя этап досудебного урегулирования, держатель полиса может обратиться в суд.

Виктор Низовцев предупреждает: если компания будет проходить процедуру банкротства, страхователи, подавшие иски, будут записаны в четвёртую очередь на выплаты. Первым делом средства уставного капитала пойдут на зарплаты сотрудникам страховой компании и другие выплаты. Денег на все очереди может не хватить, говорит президент организации.

Некоторые страхователи подписали документы, которые дали им сотрудники компании. 83-летняя иркутянка Лаурета Ягодкина согласилась перейти в сервисную компанию, а потом передумала. Сейчас она хочет отказаться от нового договора и потребовать вернуть выплаченные деньги. В 2005 году она заключила пожизненный договор. В общей сложности отдала за страховку 91,7 тысячи рублей.

«Обидно. Когда агенты приходили, общались ласково, называли «наши хорошие». А сейчас даже разговаривать с нами не хотят, – говорит Лаурета Васильевна. – Хоть бы о нас, о бабушках, кто побеспокоился. Везде нас обманывают». На днях она собирается пойти в офис. Но правозащитники говорят, что, если подписал договор, аннулировать его практически невозможно.

 

Ольга Мутовина

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Без предела
 
вверх