Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Усыновлённые дети - о своём возвращении на родину

[14.09.2021 / 13:52]

За 1990-е и 2000-е годы американские семьи усыновили порядка 60 тыс. российских детей. Некоторые из приёмных детей не только ищут и находят своих биологических родственников, но и возвращаются на родину. RT поговорил с тремя выросшими в США усыновлёнными детьми об адаптации к чужой стране и о причинах переезда в Россию.

«Считаю маму примером»

31-летняя Саша Леонова живёт в Санкт-Петербурге, преподаёт английский и вместе с другими активистами помогает усыновлённым американскими семьями детям вернуться в Россию. «Я оказываю поддержку не только в оформлении необходимых документов, но и психологическую, ведь я и сама через это прошла», - рассказывает она.

В детский дом Саша попала вместе со старшей сестрой Зиной. Девочек забрали из семьи после жалоб соседей в опеку на то, что дети не накормлены, не одеты и нездоровы (в пять лет Саша весила всего 15 кг). Кроме Зины, у девочки были ещё две родные сестры (одну из них взяли в другую в семью, а вторая, близнец Саши, умерла в месяц), одна сводная сестра по матери и сводный брат по отцу.

«Люди из опеки зашли к нам в дом и сказали попрощаться с мамой, потому что мы якобы едем в отпуск. Мама версию с отпуском подтвердила, наверное, чтобы мы не боялись. Мне тогда было четыре года, а Зине - девять. Детский дом я помню смутно, только ощущение, что тебя не видно и не слышно», - рассказывает Саша.

Саша не помнит момент, когда им с сестрой сказали, что их хотят удочерить иностранцы, а вот Зина тяжело восприняла новость: она надеялась, что родная мама заберёт их обратно. Но девочек убедили, что в новой стране им будет лучше. Вскоре после того, как сёстры перебрались в США, умер их отец, а затем и мать.

В 1995 году девочки переехали в Лос-Анджелес к Джин и Кларку Кастер. У семьи уже был приёмный русский сын, а вскоре после удочерения Саши и Зины Кастеры взяли ещё двух ребят, также из России. Кастеры потеряли двух взрослых родных детей, но Джин, которой на тот момент было за 50, сказала, что «её миссия как матери ещё не окончена», вспоминает Саша Леонова.

Отношения у девочек с приёмными родителями сложились прекрасные, хотя, конечно, в подростковом возрасте не обошлось без сложных ситуаций, продолжает Саша. Джин выучила русский язык, чтобы ещё лучше понимать своих детей и общаться с ними.

«К сожалению, её не стало, но я до сих пор помню жизненные уроки, которые она мне давала, и считаю маму примером. С папой мы тоже очень близки», - говорит Леонова.

Саша путешествовала, занималась спортом и музыкой, ходила в актёрский кружок - в общем, по её словам, «вела замечательную жизнь». После школы девушка поступила в университет в Калифорнии и в это время начала интересоваться своим прошлым. В 2011 году, когда Саше исполнилось 20 лет, она приняла участие в программе обмена между вузами и впервые вернулась в Россию.

«Ощущаю себя человеком двух культур»

«Это было ужасно, - рассказывает Саша. - Когда я вышла из аэропорта Санкт-Петербурга, то чуть не упала в обморок от знакомого запаха. Ко мне сразу вернулись все детские воспоминания. Я наивно представляла Россию по сказкам, с волшебным лесом и Василисой Премудрой. Но это были иллюзии, как показал последующий год в университете. Я была совершенно потеряна, не знала, где моё место: меня не признавали в России, а от родственников в Америке я отвернулась. Попала в плохую компанию, начала вести нездоровый, мягко говоря, образ жизни, сильно похудела. В какой-то момент я шла по обочине на каблуках и почувствовала себя какой-то мёртвой голливудской Барби - искусственной и фальшивой. Я думаю, что тогда просто не готова была признать свою бывшую жизнь и пыталась сбежать от неё».

После возвращения в Америку девушку не узнали родители и сестра. Саша обратилась к психологу, который помог ей принять прошлое. Более того: она получила стипендию, которая позволила ей приехать в Россию во второй раз - также на год. Сначала девушка преподавала английский в университете, а потом два месяца была вожатой в детском англоязычном лагере под Тамбовом, где познакомилась со своим будущим мужем Михаилом. 

Затем она снова вернулась в США на два с половиной года. Всё это время она поддерживала с Михаилом отношения на расстоянии и занималась документами для окончательного переезда. В 2015 году она вернулась на родину и вышла замуж. У Саши с Михаилом есть дочь, а сейчас супруги ждут второго ребёнка.

«Мой сводный брат тоже живёт в Питере. Когда мы в первый раз приехали к нему с мужем, то сразу же появился контакт, мы очень душевно общаемся, нет никакого напряжения или стеснительности. Одна из моих племянниц, как оказалось, играет на флейте - и это удивительное совпадение, потому что и Джин играла на этом инструменте, и меня с семи лет учила, так что мама как-то передала племяннице посылку с нотами. Сводная сестра сейчас живёт в Костроме. Она помнит меня маленькой, рассказывает о нашей семье, отвечает на мои вопросы. С ней приятно и спокойно разговаривать», - объясняет Саша Леонова.

Сводная сестра Саши помогает ей искать информацию о том, где похоронена её сестра-близнец, которая умерла, когда ей был месяц: документов об этом из-за сроков давности больше нет.

«Для приёмных детей очень важно знать о своих родных, а такие моменты нас просто уничтожают, - расстраивается Саша. - Как так можно обращаться с маленьким человеком, будто это мусор? Я думала о сестре, когда смотрела на свою дочь, и рыдала. Пока я не узнаю, где могила сестры, я не обрету спокойствия».

Саша говорит, что не разочаровалась, переехав в Россию: «По своей американской жизни я не скучаю, а вот по людям - очень. Но здесь я сама создала свою жизнь, это для меня важно, и она складывается лучше, чем я представляла. Удивительно ощущать себя человеком сразу двух культур, они разные, но каждая по-своему прекрасна. И такой расклад мне подходит».

«Разговаривали через переводчик»

Надежда Баклин родилась в Переславле-Залесском. Её родители пили и не имели постоянного жилья, поэтому их четверо детей периодически оказывались в детдоме (хотя старшую сестру вернули в семью, чтобы она помогала с новорождённой Надей). Когда девочке было восемь лет, её мама забеременела младшим сыном, а свою знакомую попросила приютить Надю.

«Пожилой маминой знакомой было тяжело со мной сидеть, поэтому меня отдали в детский дом, где я провела полтора года», - вспоминает сейчас 30-летняя Надежда.

«В детском доме мне было нормально, даже весело. У меня там были друзья, воспитатели, еда и одежда. Это было для меня лучшим вариантом. В 2000 году, когда мне было девять лет, я узнала, что меня хотят забрать приёмные родители из Америки. Об этой стране я знала только то, что там есть Макдоналдс и Бритни Спирс», - говорит собеседница RT.

Надя переехала в небольшой город в Миннесоте в семью Джойс и Дэвида Баклин. «Помню, как обрадовалась, что у меня будет собственная комната, с моими игрушками, что всё это сделано только для меня. Мои приёмные родители - хорошие люди и удочерили меня из самых добрых намерений. Они искренне и по-настоящему любят меня, хотя я не их родной ребёнок», - рассказывает девушка. К слову, её младшего брата, который попал в детдом в четыре года, тоже усыновила американская семья. Он жил недалеко от Нади, и они иногда виделись.

Через неделю после переезда Надя уже пошла в новую школу: «Там были добрые дети, которые пытались мне помочь, что-то объяснить, хотя я тогда не знала языка. Меня просто засыпали вопросами: всем было интересно, как это я приехала из такой далёкой России».

Язык девушка выучила быстро: «Я даже не помню, как заговорила на английском». А вот русский со временем забыла полностью. Но в 21 год решила выучить его заново.

К этому Надю подтолкнуло одно важное событие, случившееся тремя годами ранее: девушка нашла свою старшую сестру и начала с ней общаться по интернету: «Мы разговаривали через переводчик, и это было ужасно». В 2009 году Надя поехала в Россию, чтобы встретиться с сестрой, - и совершенно не ожидала, что в этот же раз увидит и свою родную мать: «Для меня первая встреча с ней была шоком, но радостным».

Русский язык девушка начала учить на факультете международных отношений в Миннеаполисе. Туда она перевелась из университета Канзаса, где училась на историка.

«Мне все говорили, что я его быстро выучу, ведь я русская, а значит, и язык у меня на подкорке записан, - продолжает Надежда. - Я была уверена в том же, поэтому не делала особый упор на грамматику. Но всё оказалось намного сложнее, чем я думала, поэтому я поняла, что надо провести как минимум один семестр в России. В 2014 году, когда мне было 23 года, я поехала учиться в Петербург».

В России Наде пришлось непросто: надо было перестраиваться на новые язык, культуру, манеры общения с людьми. «Тогда я точно знала, что не хочу оставаться в этой стране, всё время хотела вернуться домой. Причём мне было хуже, чем американцам, которые приехали со мной на учёбу: я была уверена, что должна всё понимать, и какие-то неудачи переживала тяжелее», - рассказывает она.

Однако со временем девушка поменяла своё мнение на прямо противоположное. Она снова приехала в Россию в 2015 году и год проработала в компании по изучению английского языка. А в 2021 году переехала на родину окончательно.

Сейчас Надежда живёт в Москве, работает гувернанткой. Девушка говорит, что карьера для неё пока в приоритете. С мамой сложились нормальные отношения, но не такие близкие, как со старшей сестрой: «У меня нет на маму обиды. Она много со мной говорила, когда я вернулась в Россию, рассказывала про моё детство, покупала подарки, которые, как она мне сказала, не могла купить раньше».

Своим решением переехать в Россию Надя довольна. «Я счастлива, что осталась тут. Я чувствовала себя русской ещё до переезда, душой всегда тянулась к родине: ходила в группу национальных танцев, в русские магазины, слушаю нашу музыку и смотрю шоу. Совмещать две жизни, две родные семьи сложно, но возможно. Конечно, моим приёмным родителям было грустно, что я от них уезжаю, но они за меня не волнуются и планируют приехать в гости».

«Боялся, что заберут из семьи»

Роману Романову сейчас 29 лет. Он родился в селе Касиб Пермского края. Отец Романа сильно пил и периодически избивал жену. После одного из таких случаев она попала в больницу, а четырёхмесячного Рому забрали в дом малютки.

Когда мальчику исполнилось два года, его усыновила семья из США. Его новые родители, учёные Марсиа и Дэвид Вудленд, увидели Рому на видео и, даже не встречаясь с ним, решили, что хотят стать его приёмными родителями. В новой семье мальчика стали называть Робертом. Вскоре у него появилась младшая сестра.

Рома рассказывает, что его приёмные родители воспитывали его как родного сына, и при этом им казалось важным, чтобы мальчик помнил о своих корнях: ему сообщили об усыновлении, покупали книги на русском языке, читали народные сказки. «Я быстро адаптировался, а при проверках больше всего боялся, что меня заберут из семьи, - вспоминает Роман. - Отношения с приёмными родителями были хорошими, я их очень люблю, несмотря на то что взгляды на жизнь у нас различаются».

После школы юноша переехал в Колорадо. О своей второй родине он отзывается скептически: «Все говорят, что Америка - это хорошо, но она не так хороша, как кажется с первого взгляда».

В 2019 году, когда Роману было 27 лет, он захотел найти своих биологических родителей. Романов связался с администраторами группы усыновлённых детей в США, прислал свои документы, которые подтверждали усыновление, и волонтёры отыскали его маму Галину, которая до сих пор живёт в селе Касиб.

«Мои приёмные родители были взволнованы почти так же, как и я. Мы сразу решили, что все вместе поедем в Россию и познакомимся с моей биологической мамой, - вспоминает Роман. - Сначала мы прилетели в Москву. Дело было осенью, и я помню, как там было красиво и холодно. Меня поразила чистота улиц и совершенно потрясли Кремль, храм Василия Блаженного. Я чувствовал себя дома, и это было прекрасно».

Потом Рома и его приёмные родители приехали в Касиб, где он наконец-то встретился с мамой и сёстрами: «Перед встречей я сильно волновался, а когда увидел маму, то заплакал». Вернувшись в США, Роман начал собирать документы для российского паспорта. Когда всё было готово, он окончательно переехал в Россию. «Я хочу быть рядом со своей семьёй, с мамой и сёстрами, которые меня любят. Живу по другую сторону океана от своих приёмных родителей, но своей жизнью здесь я доволен», - рассказывает он.

Сейчас Роман живёт в Долгопрудном, преподаёт английский язык в частной школе и сам учит русский, на котором практически не говорит. Летом, когда у него появится свободное от уроков время, планирует работать строителем. «Я мечтаю выучить русский язык и свободно на нём говорить - он такой романтичный, - делится Романов. - Мне радостно, что переехал в Россию, для меня это дом - как физически, так и эмоционально».

 

Арина Сладкова

RT на русском

Категории:  Русская заграница
 
вверх