Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Из жизни Ковида Ковидовича

[19.09.2021 / 11:15]

Словарь русского языка коронавирусной эпохи – это событие не только для мира лингвистов, но и для всех, кому интересны язык и его изменения в эпоху пандемии. Язык – отражение нашей жизни. Когда она трансформируется так, что каждый ощущает это в мелочах, – это всегда сказывается на языке. Словарь ждали весной 2021 года. О его создании было объявлено в декабре 2020 года. В те дни, когда вторая волна коронавируса была на пике, в Институте лингвистических исследований РАН в Санкт-Петербурге прошла конференция «Неологизмы 2020 года: язык коронавирусной эпохи». А сам словарь стал доступен широкой публике в конце августа 2021 года, когда Россию охватила третья волна. Коллектив лексикографов Отдела современной русской лексикографии ИЛИ РАН в начале 2020 года готовил традиционный словарь «Новое в русской лексике. Словарные материалы – 2020». Однако конец первого коронагода показал, что объём новой лексики более чем в 10 раз превышает те объёмы, которые собирали лингвисты в прежние, допандемийные годы. Более двух третей этой лексики было связано с ковидом и всем, что вокруг него происходит. Тогда было принято решение сделать отдельный словарь.

В Интернете тут и там в течение 2020 года стали возникать стихийные мини-словарики. Одни носили шуточный характер, другие – более серьёзный. Конечно, они составлялись не на научной основе и были короткими. Но запрос общества на то, чтобы обобщить новую лексику, попытаться её как-то осмыслить, был. Причём словари составляли все. И те, кто признал факт существования пандемии сразу, и те, кто и сейчас считает её «проделками мировой закулисы». Например, существовал и существует «Ковидло-словарь от Секты свидетелей коронавируса». Сами себя авторы странички во «ВКонтакте» характеризуют так: «Последний рубеж обороны от отрицал пандемии карантинного коронавируса!» Отрицалы не признают пандемию. В числе придуманных ими слов есть и «Архангел Уханиил», или «один из ликов ковид-19», и «антивакса» – антиваксер, и «ковидлгешефт» – выгода, которую, по мнению отрицал, получают некие силы от распространения «мифа» о пандемии. Этот словарик даже имеет собственные глаголы: «сковиднуться» – то есть умереть или перейти на сторону «верующих в Святую пандемию». Интернет изобилует и другими попытками создания ковидных словарей. А многие СМИ писали на эту тему и пытались даже составить заголовки только из новых слов: «Ковидиоты на самоизоляции зачали корониалов, зумились и оформили ковидиворс».

К концу 2020 года стало ясно, что эпоха коронавируса родила новую лексико-семантическую систему, включающую не менее 3,5 тысячи лексических единиц. Учёные ИЛИ РАН проанализировали собственную базу неологизмов, Национальный корпус русского языка, корпус русскоязычных текстов Google.books.com, основной же источник – медиабанк «Интегрум». В итоге в словарь было отобрано 3517 новых слов, значений и сочетаний. А также слов, которые в связи с пандемией обрели новое, актуальное звучание. Это более 2,9 тысячи вариантов существительных, 383 прилагательных, 81 глагол, 15 наречий. Более 1,1 тысячи слов породило словообразовательное гнездо со словом «корона» (вирус), 1074 – «ковид» (COVID). Слово «карантин» собрало более 258 слов в одном «гнезде», «зум» (Zoom) – 226.

«Ковид» и «корона» не только родили сотни слов, но и преобразили старые значения. Если раньше для общественного транспорта существовало разговорное слово «лоховоз», то с новой эпохой «лоховозы» превратились в «ковидовозы», то есть места, где легко заразиться. Мы уже почти два года живём в новой реальности, и самые трудные месяцы пандемии получили в народе своё название – «коронамесяцы». Даже появились психологи, которые зарабатывают на эмоциональном истощении: «Я помогу вам снова взлететь, если вы чувствуете опустошение… за последние несколько «коронамесяцев». Обычные сезоны теперь превратились в «короназиму» и «короналето». В Индии противодействовать коронавирусу решили «коронатанцами» и «коронапеснями». В Сети появилась «Коронасутра» – подборка поз, в которых лица партнёров находятся на безопасном расстоянии. А в парикмахерских начали делать «коронастрижки» «Ле Изолясьон!». Даже мировая литература в связи с самоизоляцией обрела новый смысл. Например, роман Гончарова «Обломов» начали называть первым в истории «коронароманом».

Словарь захватил 2020 год и начало 2021-го. И видно, как быстро какие-то вещи взлетали на пик популярности и столь же быстро падали. Просто одна жизненная ситуация, их породившая, сменилась на другую. Слово Zoom и производное «Zоом-реальность» стали на какое-то время источниками новых слов, которые рождались новой жизнью. Были и зум-свадьбы, и зум-свидания, и зум-чаепития. Ещё год назад женщины собирались в «Зуме», чтобы вместе вязать салфетки или варежки. Зум-вязание было вполне реальной формой досуга. Как и зум-дискотека, зум-пати, зум-девичник. «Мумий тролль» и другие группы устраивали зум-концерты. С друзьями в «Зуме» можно было выпить в зум-баре или заняться зум-йогой. Сценаристы занимались зум-драматургией и ставили зум-спектакли. Конец 2020 года и начало 2021 года были отмечены зум-ёлками для детей. Так различные агентства, специализирующиеся на праздниках, пытались спасти свой бизнес. Одно время было модно даже говорить о зум-истощении, когда человек за день бывал на десятках событий в разных концах страны, не отрываясь от собственного стула на кухне. В наших квартирах появились места для зум-зон: «Дети, тут у папы зум-зона, не тащите сюда ничего!» И даже были выработаны правила зум-этикета: какой за спиной участника конференции должен быть фон, можно ли включать микрофон, какие прически уместны в зум-общении и надо ли надевать брюки, если всё равно твои трусы через камеру не видно.

Слова новой эпохи интереснее всего наблюдать через антипословицы-карантинки, мемы и другие изобретения интернетного творчества. Например: «Дружба дружбой, а полтора метра врозь», «Ни в «Зум» ногой», «Кто не курит и не пьёт, от короны не помрёт», «Око за око, Zoom за Zoom», «С кем поведёшься, от того и ковиднёшься».

Как Шмидт и Боровский попали в словарь

Мы все изобретали в начале 2020 года слова, сочиняли их и осенью, чтобы описать очередной виток «коронашока». А в это время лингвисты-учёные следили и собирали слово за словом в свою «копилку». Мы решили посмотреть, кто же из Иркутской области сумел привлечь внимание лингвистов и оставил свой след, пусть и косвенно, на страницах этого необычного издания. Как оказалось, таких персонажей немало.

Во-первых, в словарь попал небезызвестный мэр Саянска Олег Боровский. Он фигурирует в словарной статье «Ковид-сенсация». Газета «Собеседник» в июне 2020 года написала: «Ковид-сенсацией стал мэр Саянска Иркутской области Олег Боровский, который первым снял меры самоизоляции». «Ковид-сенсация» и вошла в словарь. И надо сказать, Боровский заслужил сенсационную славу. В апреле 2020 года мэр стал популярнейшим персонажем, пик запросов в «Яндексе» по фразе «Саянск. Олег Боровский» прыгнул очень высоко. Олег Валерьевич не перестаёт удивлять и сейчас. В августе 2021 года он подтвердил свой статус «ковид-сенсации». Боровский – один из немногих, кто заявил, что непривитые работники образования в Саянске не будут допущены к работе. Вспомним, что учителям везде обещали, что прививка будет добровольной. «Все, кто к началу учебного года не будет привит двумя компонентами, до работы допущены не будут либо перейдут на дистанционный формат», – тем не менее заявил мэр, и его цитата широко разошлась по СМИ. Может быть, мэр снова войдёт в словари.

А вот ещё одно словарное слово – «коронафундаменталист» – питерские учёные взяли у ИА «Телеинформ». Как оказалось, слово это из «Словаря нового времени», который 12 апреля 2020 года опубликовал на своей страничке в «Фейсбуке» кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Дмитрий Козлов. «Мы все, как историки, чувствуем необычность, непохожесть и несопоставимость происходящего ни с чем, – написал он тогда. – У меня за всю жизнь не было ничего похожего, более странного, страшного, удивительного, пугающего, неопределённого, можно продолжать до бесконечности. И очевидным образом это связано с изменениями повседневности, а коллеги не дадут соврать – меняется повседневность, меняется всё. Поэтому надо составлять хотя бы словари изменений (по принципу Словаря перестройки или Словаря нового мышления), внятно их проанализировать всё равно не получится. Можно добавлять для истории». И вот сам Дмитрий Козлов вошёл в словарь.

Слово «коронавирусно-нефтяной», очевидно, вошло в словарь благодаря иркутскому блогеру и политологу Сергею Шмидту. В интервью ИА «Телеинформ» он рассуждал о возможности досрочных выборов в Госдуму и выдал такую фразу: «Распускать Думу и проводить досрочные думские выборы в ситуации повышенной коронавирусно-нефтяной нервозности едва ли решатся». Это сочетание показалось авторам словаря достойным, чтобы пополнить коллекцию новой лексики. И даже губернатор Игорь Кобзев нашёл своё место в новом словаре коронавирусной эпохи. Дело в том, что слово «ковидный» оказалось настолько востребованным, что стало многозначным, породив самые разные производные в сочетании с другими словами. Игорь Иванович Кобзев благодаря журналистам «прописался» в словарных статьях со словом «ковидный», а именно – с производными «ковидные премии» и «ковидные надбавки». Глава области может быть благодарен сайту «Байкал 24», который благодаря публикациям на своих страницах занёс его в исторический словарь. Иркутские власти засветились и в словарной статье «допандемийный». Тогда, в середине 2020 года, они пытались вернуть регион к жизни без ковида, и слово «допандемийный» было на устах чиновников как мантра.

Мучительное для многих родителей в России слово «дистанционка» в словаре коронавирусной эпохи тоже оказалось… с примером из Иркутска. Благодаря сайту i38.ru. В ноябре 2020 года, когда школы Иркутска закрылись во вторую волну, журналисты портала собрали отчаянные фразы родителей, которые второй раз за год оказались один на один с уроками в «Вайбере» или перед экраном намертво зависшего «Зума». Словарь зафиксировал фразу, которая для наших потомков станет более правдивым свидетельством момента, чем отчёты департаментов об «успешном дистанционном обучении». Слово «дистанционка» в ноябре 2020 года уже прочно вошло в язык, а вот самого дистанционного обучения в школах Иркутска не было и в помине. Вернее, оно было, но в таком цирковом варианте, что это представление «на арене «Зума» быстро стало предметом обсуждения в соцсетях. «Иркутянка удивляется, что весь процесс до сих пор организован так, будто в школах «про дистанционку узнали вчера в 22.00», – написал сайт i38.ru в ноябре 2020 года. Иркутянкой этой оказалась свадебный ведущий и тета-хилер Мария Гордеенок. И именно её размышления о превратностях дистанта вошли в словарь.

Иркутяне пополнили примерами и ещё одну словарную статью, касающуюся слова «коронаобразования». Это статья про слово «дистант-обучение», появление этого неологизма авторы словаря зафиксировали на новостном проекте «Иркутский глагол» 3 ноября 2020 года. А вот словарная статья «Zoom-канал» была проиллюстрирована словами композитора, преподавателя Иркутского филиала ВГИК Яна Круля о спектакле «Иваново детство». «Сегодня мы показываем этот спектакль на Zoom-каналах для школьников, в частности на площадках музыкальных школ», – дала слова Круля газета «Областная». Иркутские СМИ вошли в словарь со словом «коронаточка». Оно было использовано в тексте «Федерал-пресс»: «Ещё одной «горячей коронаточкой» на карте Иркутской области стал Усть-Кут». Ангарчане из телекомпании «Актис» вошли в словарь с иллюстрацией к слову «антимасочник». «Иркутская торговая газета» дала в словарь два новых слова: «ковид-менеджер» и covid-маска. Авторы словаря пока не зафиксировали употребление этих двух слов в других СМИ.

Война «антиваксеров» и «суперваксеров»

Однако вышедший словарь уже не мог охватить ситуацию, которая возникла в конце весны и начале лета 2021 года. А она уже существенно поменялась. Отошли в историю локдаун, освоение платформы Zoom. Зато на первый план выступили вакцинация, её сторонники и противники, и эта летняя война за прививки тоже нашла своё отражение в словах. Часть из них словарь успел зафиксировать, часть – уже нет. «Шмурдяк», «жижа», «бульон», «факцина», «шампунь» (в данном случае речь о вакцине «Джонсон и Джонсон») – это только несколько названий для вакцины, которые придумали антипрививочники. Сам процесс прививания называют и «ужализацией», и «ошампуниванием», «обульониванием», и «чипированием», и «закачкой жижи», и «жижизацией», и совсем по-наркомански – «ширяловом». Настойчивых сторонников прививания называют «вакци-наци», а противников – «антиваксерами».

Между тем широкое распространение этим летом получило слово «ковид-диссидент» (вирус в представлении диссидентов – это «лоховирус», а пандемия, соответственно, – «лохопандемия» или «пландемия», то есть пандемия, реализованная в результате какого-то злого плана). Есть и тонкие оттенки самоидентификации. Например, человек называет себя «полуковид-диссидентом», намекая, что он не против вакцин, но не считает именно нынешнюю ситуацию с коронавирусом опасной. Среди ярких и широко используемых слов, которые набирают рейтинги в поисковиках, – «ковид-скептик», «чипизация», «чипирование». А вот какие-то слова не получили широкого распространения. Например, ещё в 2020 году словарь зафиксировал такие слова, как «коронаалармист» – человек, который преувеличивает опасность пандемии и плодит тревожные слухи сверх меры. Или «суперваксер» – яростный сторонник вакцинации.

Сейчас процессы, связанные с «коронным» словообразованием, всё ещё идут, но их интенсивность падает. 2021 год даст, вероятно, серьёзное пополнение словаря за счёт третьей волны и обострившегося конфликта между теми, кто ставит прививки, и теми, кто нет. Они активно называют друг друга, и слова эти яркие, оценочные и подчас оскорбительные. Однако основной всплеск пандемийного словообразования – уже история. Через несколько лет с нами останутся только крохи от этого «взрыва», но тем ценнее с каждым годом будет становиться словарь коронавирусной эпохи, который встанет, видимо, на одну полку со словарями, описавшими революцию, перестройку. И там будут и «Короняша», и «Ковидушко», и «Коронозавр», и «Ковид Горыныч», и «Змей Ковидыч», и просто «Корыныч». И даже «Отец Ковидий», и «Ковидище Поганое», и «Корона-Гитлер». И «Четыре всадника Ковид-апокалипсиса». Главное – всё это будет в прошлом.

 

Юлия Переломова

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Необычно, интересно, прикольно
 
вверх