Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Итоги выборов комментируют эксперты

[23.09.2021 / 10:27]

Результаты выборов в Госдуму России, прошедших с 17 по 19 сентября, оказались вполне ожидаемыми. В региональном контексте они также вполне типичны, хотя и есть определённые феномены этой кампании. В этом сходятся иркутские эксперты, опрошенные Телеинформом.

Напомним, в Иркутской области на выборах депутатов Госдумы по федеральному округу проголосовали 688 тысяч 667 избирателей (36,99%). Партию «Единая Россия» поддержали 35,53% избирателей, КПРФ – 27,81%, партию «Новые люди» – 9,81%, ЛДПР – 8,58%, партию «Справедливая Россия – За правду» – 6,67%. Остальные партии не преодолели пятипроцентный барьер.

В целом по России также побеждает партия «Единая Россия» с результатом 49,82% голосов избирателей. На втором месте – КПРФ (18,93%). Затем расположились ЛДПР (7,55%), «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» (7,46%) и «Новые люди» (5,32%), следует из данных ЦИК.

По данным РИА Новости, «Единая Россия» получит в Госдуме 324 мандата (126 по федеральному списку и 198 по одномандатным округам), КПРФ – 57 (48 по федеральному списку и девять по одномандатным округам), «Справедливая Россия» – 27 (19 и восемь соответственно), ЛДПР – 21 депутат (19 и два), «Новые люди» – 13 (все – по федеральным спискам), по одному депутату от Партии Роста, «Родины» и «Гражданской платформы» прошли по одномандатным округам, пять кресел достались самовыдвиженцам.

Кстати, что касается одномандатников, то в Иркутской области по округу №93 победу одержал Михаил Щапов (КПРФ), за него проголосовали 93 тысячи 83 избирателя (50,77%), по округу №94 – Антон Красноштанов («Единая Россия»), которого поддержали 69 тысяч 413 человек (41,35%), по округу №95 – Сергей Тен («Единая Россия») – 70 тысяч 71 голос (40,56%). От округа №96 в Госдуму избран Александр Якубовский («Единая Россия»), он набрал 45 тысяч 515 голосов (31,29%).

Телеинформ по традиции обратился к экспертам с просьбой прокомментировать итоги выборов, поделиться мнением, насколько ожидаемыми или неожиданными были эти результаты и прогнозами по поводу того, кто займёт кресло в Госдуме из кандидатов-списочников партий-лидеров голосования.

 

Историк, политолог Алексей Петров:

– В большей мере выборы, их результаты были ожидаемы, поскольку у нас были примеры  равных позиций у коммунистов и «Единой России», в принципе, так и получилось: ЕР набрала чуть больше голосов. По одномандатным округам тоже все победители были ожидаемы. Единственное, неким сюрпризом стал окончательный результат «Новых людей». Я предполагал, что у нас будет результат такой, как по стране, на стыке 5%. В итоге по России 5,3%, а в Сибири и на Дальнем Востоке – очень большой, по 10%. Это, конечно, несколько неожиданно.

То, что «Новые люди» так «выстрелили», связано с большой кампанией, поскольку власти выделили огромное количество денег для этой партии. Мы все понимаем, что «Новые люди» – это партия, которая будет в том же самом тренде, как ЛДПР, «Справедливая Россия». А с другой стороны, всё равно есть запрос на новых политиков. Тут угадали и с названием, и цветовая гамма у них хорошая. В-третьих, истосковались люди по другим лицам. У нас четыре парламентские партии, которые уже 20 лет в Госдуме, с другой стороны – малые непарламентские партии, которые постоянно выдвигаются и ничего не получают. Многие ни за тех и ни за других уже не хотят голосовать. И «Новые люди» попали в этот тренд. Причём кандидаты от этой партии в Иркутской области при минимальных затратах, практически не ведя никакой кампании, получили очень большие цифры. Не знаю, попадёт ли кто из сибиряков в состав Госдумы, но для некоторых это будет точно неожиданным попаданием. Потому что усилий для этого с их стороны было намного меньше, чем у кандидатов «Единой России» или КПРФ.

Что касается нарушений за три дня голосования, то глобальных, которые могли бы повлиять на общую картинку, было немного. Хорошо, что у нас не было электронного голосования в Иркутской области, потому нет того скандала, который мы видим в Москве. Для меня электронное голосование – это что? Это когда в 20.00 закончились выборы, в 20.01 мы нажали на кнопочку и видим результат. А на самом деле как вышло? Голоса на бумаге посчитаны раньше, чем электронные. Это же нонсенс. У нас не было этого электронного голосования, иначе бы мы тоже получили какие-то заоблачные безумные цифры.

Картинку у нас только портили кандидаты в региональных и муниципальных кампаниях. Откровенно занимались подвозом избирателей, скупкой голосов. Это связано с местными выборами, потому, я думаю, что локальные выборы нужно проводить отдельно от выборов в Госдуму. Да, это удорожит кампании, потому что нужно платить избирательным комиссиям. Но то, что было сейчас на Синюшиной Горе (речь идёт о стрельбе в офисе одного из кандидатов – прим. ред.) – это вызывающе с точки зрения общей картинки по Иркутской области. Я думаю, это ещё долго будет аукаться. На Синюшке также была заоблачная явка, выше 50%, а это огромные очереди на избирательном участке в пятницу, 17 сентября.

Но в целом эта избирательная кампания была совсем иная по одной простой причине: ковид всё испортил. Не было митингов, публичных мероприятий. Мы всё равно привыкли, что коммунисты митинги организовывают «за всё хорошее, против всего плохого», «Единая Россия» свозит людей на какие-то 10-15-тысячные мероприятия, кто-то ходит флажками машет – то есть это живые кампании. А сейчас она переместилась в интернет, мы видим только какие-то ролики, встречи по 5-10 человек, ну, может, на предприятиях несколько десятков человек. Но это всё не тот масштаб. Это масштаб локальной, а не федеральной кампании. Избиратель сейчас получал информацию из телевизора, социальных сетей и бумажных носителей. А когда люди встречаются лично с кандидатом, они могут изменить о нём мнение. Если бы неизвестный кандидат от тех же самых «Новых людей», «Яблока», от других партий начал ездить по области, они, может быть, где-то набрали бы больше голосов.

Что касается прогнозов о том, кто из кандидатов-списочников от КПРФ и «Единой России» будет представлять Иркутскую область в Госдуме, то я думаю, что это будут Сергей Левченко и Мария Василькова соответственно. Левченко возглавлял список, весь свой ресурс направил на победу, а от «Единой России» мы будем теперь ждать, что нам скажет тройка лидеров, которые будут отказываться от своих мандатов, какие мотивации у них, почему они не хотят идти в Госдуму, чтобы пропустить Марию Василькову.

 

Политолог, главный редактор «Байкальских вестей» Юрий Пронин:

- В принципе итоги, в общем, ожидаемы. Если говорить о масштабах страны, то, я думаю, что выборы едва ли были в полной мере альтернативными и прозрачными. То есть какое-то подобие конкуренции, конечно, сохранилось, но целый ряд кандидатов были не допущены, потому мне думается, что часть избирателей вообще не видели оптимальной партии и кандидатов в бюллетенях для себя. Вели они себя в этой ситуации по-разному: кто-то выбирал, скажем так, меньшее из зол, кто-то не пришёл на выборы, тем более, что роль Государственной Думы, парламента в нашей стране не велика. Ну а так как исход выборов предрешён, то и тем более не велика, поскольку она только оформляет решения, которые принимает исполнительная власть.

Потому, в общем, результаты достаточно предсказуемы. Есть, конечно, какие-то частные скандалы, связанные с тем, как это всё произошло. Например, электронное голосование весьма спорная вещь. Другое дело, что в Иркутской области его не было, но семь регионов это не обошло. А в принципе расклад остаётся тем же: большинство у «Единой России», КПРФ на втором месте, немного усилились – но это не сильно значимо, на самом деле. Хотя есть ощущение, что партию поддерживают на самом деле больше людей, чем ей официально написали. Очевидно, что начался или продолжается закат ЛДПР. У них, как мне кажется, большие проблемы на будущее, потому что они чётко партия одного лидера. А Жириновский уже в годах, и нынче он выглядел не очень ярко, в результате партия потеряла голоса. Непонятно, как они будут дальше.

Ну, конечно, «Новые люди». Это проект официально разрешён. Но организаторы кампаний почувствовали, что есть запрос на что-то новое, но надо было создать что-то такое новое, чтобы было не рискованным на самом деле. Поэтому «Новым людям» хорошо помогали на последнем этапе, это было заметно, на федеральных каналах их показывали позитивно. Ну, посмотрим, как они будут работать.

Плохо очень выступило «Яблоко». Что не удивительно. У «Яблока» свой избиратель. Мне кажется, лидер партии просто оттолкнул очень многих избирателей своими заявлениями насчёт Навального. Когда произошла история с Навальным, его сторонниками, многие эксперты полагали, что «Яблоко» станет каким-то таким прибежищем для избирателей с такими настроениями. Но Явлинский повёл себя так, что никто не пришёл. Может быть, они рисковали, может быть, была угроза, что партию вообще к выборам не допустят, но они решили поучаствовать с такими заявлениями.

Что касается конкретно Иркутской области, то здесь тоже в целом всё обычно. Явка существенно ниже общероссийской, но это, в общем, обычная история. Это было всегда: и в 2016, и в 2011, и в 2007 годах и при разных настроениях. Потому это просто такой социально-политический портрет Иркутской области: она всегда голосует пассивнее, чем в целом страна. Это не случайно, объяснимо, но это просто факт. У нас существенно от общероссийского отличается разрыв между «Единой Россией» и КПРФ, если брать официальные данные за чистую монету. По стране это 31% преимущество у единороссов, а у нас в области – меньше 8%. Но это тоже в принципе ожидаемо. Иркутская область всегда была проблемной. Ну и всё-таки как бы ни относиться к Сергею Левченко и коммунистами, у нас сильный местный лидер. Он может не нравиться, не спорю, но тем не менее.

По остальным партиям всё тоже очень похоже на картину по стране. «Новые люди» разве что вышли сильнее, чем по стране, опередив ЛДПР и «Справедливую Россию». Но в целом, эта тенденция, когда число голосов у ЕР пониже, чем по стране, а у КПРФ и «Новых людей» повыше характерна не только для Иркутской области. Мы не выбиваемся из картинки по Дальнему Востоку и части Сибири. Примерно то же самое в Якутии, Бурятии, Хабаровском и Красноярском краях, в Новосибирской области. Большое преимущество у «Единой России» – в европейской части.

По одномандатным округам тоже ничего неожиданного. Один мандат – у коммуниста Михаила Щапова, три – у единороссов. Были некоторые сомнения в победе Сергея Тена и Александра Якубовского, но они тоже выиграли уверенно.

Что касается списочников, то у нас, скорее всего, будет один мандат у «Единой России». Может быть, будет и второй, но это маловероятно. Один мандат по спискам – у КПРФ, его, очевидно, займёт Сергей Левченко. От «Единой России», скорее всего, пойдёт Мария Василькова. Потому что она в нашем регионе не очень присутствовала, но её высоко поставили. Очевидно, чтобы она осталась в Госдуме. Думаю, что и Игорь Кобзев, и Юрий Козлов, и Кузьма Алдаров от мандатов откажутся.

 

Научный директор иркутского Межрегионального института общественных наук Дмитрий Козлов:

- Если говорить о региональном уровне, то у нас тут очень интересная ситуация: это такая борьба интерпретаций, я бы так это назвал. У нас оппозиционный регион, он причислен к «красному поясу». В таких регионах очень чётко просматривается борьба КПРФ и «Единой России». В последние годы у нас произошла смена руководства, пришёл новый губернатор, который не принадлежит ни к одной из каких-то локальных региональных политических культур. В этом смысле он находится над схваткой.

С одной стороны, его приход можно рассматривать как кризис нашей «красной» составляющей. Но если смотреть на результаты выборов, то здесь сохранился, с моей точки зрения, некий статус-кво. Хотя по-разному оценивают: сторонники кризиса говорят, что если сравнивать итоги выборов в Госдуму с кампанией в Заксобрание эпохи губернаторства Сергея Левченко, произошло сокращение число отданных за КПРФ голосов и увеличение поддержки «Единой России». В этом смысле можно говорить, что ЕР набирает обороты и становится партией, которая доминирует в регионе. Но если мы сравним с выборами в Государственную Думу предыдущего созыва в 2016 году, то наоборот произошло небольшое изменение в сторону КПРФ. Оно небольшое, нельзя говорить про резкий рост, но оно есть. Соответственно, есть и уменьшение в сторону «Единой России». В целом нельзя говорить о какой-то радикальной победе «Единой России» или росте процентов у КПРФ. Я бы сказал, что тут такая боевая ничья, которая демонстрирует, что у нас сохраняется момент расколотой региональной политической культуры.

Конечно, если по одномандатникам говорить, то тут счёт в пользу «Единой России» – 3:1. Тем не менее, кандидат от КПРФ Михаил Щапов – очень значимая фигура. Многие его рассматривают как будущее, в том числе, иркутского обкома, и не только. Речь идёт о прогнозах возможности трансформации КПРФ как партии системной оппозиции, которая предполагает, в том числе, отставку тех, кто уже давно находится у власти, прежде всего, Геннадия Зюганова, и приход новых кадров. Михаил Щапов вполне вписывается не только в региональную коммунистическую повестку, но и в федеральную. Он победил на своём округе стопроцентно. Но и представители «Единой России» достаточно хорошо выступили. Может быть, только за исключением северов, где была тяжёлая борьба, но тем не менее Александр Якубовский одержал победу в сложном политическом противостоянии над представителем КПРФ Андреем Андреевым.

Такого рода интерпретации и позволяют говорить, что речь не идёт об окончательной и бесповоротной победе «Единой России» или росте популярности КПРФ.

Есть другой феномен, который ярко выстрелил. Это, конечно, знаменитые 10% партии «Новые люди». Никто из действующих политологов, экспертов это не предсказал. Эти 10%, конечно, дорогого стоят, потому что это выстрел прямо на пустом месте: никаких значимых ресурсов, какой-то программы, имён нет, но они убрали две традиционные оппозиционные партии – ЛДПР и «Справедливую Россию». ЛДПР в регионе совсем пришла в негодность, не осталось каких-то значимых имён, инициатив – тут не сравнить с Хабаровском. Но у «Справедливой России» есть Лариса Егорова, она всё-таки известна в политическом бомонде. Но обе партии оказались за бортом по отношению к новичку. То есть просто дебютант приходит и «делает» мастодонтов. Причём с одного раза. Этот феномен заслуживает самого пристального внимания.

Почему это произошло? Очевидно, это связано не столько с действиями конкретных персоналий, сколько с проектом партии и ожиданиями людей, которые проголосовали за неё. Причём, насколько известно, голосовали люди самых разных возрастов и социальных групп. Потому это не какое-то нишевое голосование, как, например, в случае КПРФ, для которой основной электорат – пенсионеры. Это, получается, такой переходящее границы разных групп голосование. К тому же успех региональный получил своё отражение и на федеральном уровне, потому что партия «Новые люди» прошла в парламент, тем самым, впервые за десятилетие у нас изменилась сама политическая систем на уровне политических партий. Это очень значимый момент, потому что у нас теперь вместо четырёх партий в Госдуме возникла пятипартийная политическая система, если не учитывать одномандатников. «Новые люди» обыграли ту же партию «Яблоко», которая сколько лет ни пробовала добиться успеха, но так и не смогла преодолеть эти злосчастные 5%.

Получается, что у нас регион отражает какой-то общероссийский тренд. А вот что это за тренд – большой вопрос. Мне нравится тезис, который высказывают некоторые политологи, что современные выборы в Госдуму – это процесс, результат которого так или иначе известен, мы знаем, кто победит. Но заманчиво рассмотреть и проанализировать какую-то политическую социалогию на этих выборах с точки зрения того, кто голосует, то есть понять настроения внутри общества. Если смотреть под таким углом, то голосование за «Новых людей» – это, очевидно, запрос на какие-то перемены. Причём, значимый запрос. Это не конкретные вещи, связанные с каким-то проектом, политической программой, экономическими исследованиями. Это просто запрос на новое будущее, на веру, что надо что-то изменить, подвинуть какие-то разборки внутриполитические на уровне региона. Люди хотят чего-то нового в рамках существующей политической системы. Другое дело, что это новое не предлагается, но люди хотят верить в это. Причем опять же: лиц никаких не видно, за исключением потрясающей Сарданы Авксентьевой, бывшего мэра Якутска, человека, который голосовал против поправок, но, тем не менее, она выстрелила сейчас. В этом проявляется гибкость нашей политической системы. При этом она не лидер партии, она советник Алексея Нечаева.

Здесь возникает большая проблема. Как говорил Александр Сергеевич Пушкин, «я сам обманываться рад». Людям свойственна надежда. Проблема в том, что надежды могут быть обмануты, надеждами легко манипулировать – на этом построены финансовые пирамиды. Какая тут опасность? Чтобы «Новые люди» не превратились в политическую «МММ». Наше голосование – это есть вклад, им доверяют, покупаем их «акции». Главное, чтобы они оправдали это доверие. Иначе этот проект будет восприниматься как некая политическая технология. Некоторые уже говорят, что это некая канализация протеста: людям не нравится существующее, потому им подсовывают такую «резиновую куклу». Будем верить, что в случае с «Новыми людьми» это не произойдёт, они состоятся как значимая политическая партия. Но это вопрос времени, конечно.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 
вверх