Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Балалаечник и спокойные выборы

[26.09.2021 / 22:07]

На этой неделе иркутяне спорили о городских скульптурах, анализировали итоги выборов и рассуждали об Александре Невском и очередной, увы, стрельбе в очередной школе. Телеинформ подготовил свежий выпуск обзора иркутской колумнистики.

 

Волнующее и острое

 

На этой неделе иркутяне схлестнулись в соцсетях «за культуру». Камнем, вернее, скульптурой преткновения стал «Музыкант с балалайкой», который появился на улице Урицкого.

«Музыкант с балалайкой. Городская скульптура на улице Урицкого в Иркутске. Автор: Илья Евгеньевич Ставский. Открыта 21-го сентября 2021-го года», – написал на своей странице Алексей Петров. И открыл ящик Пандоры с бесконечными вариантами мнений.

«Делаем ставки? Как быстро вырвут балалайку из рук «благодарные иркутяне»? Или что они раньше сделают? Сломают пальцы? Обольют краской? Просто разрисуют [ерундой]?» – тут же задался вопросом Андрей Фомин.

«Первое, что приходит на ум – вручить стакан в правую руку», – пишет Олег Жилкин.

«Вопрос: зачем? У нас были люди, которым пора уже поставить памятник, например – Анатолию Кобенкову, Константину Седых, Юрию Самсонову. А чей это памятник и кому близок этот музыкант, какова его культурная функция?» – недоумевает Андрей Сизых.

Впрочем, ему быстро возражает Юрий Якобсон:

«Дело в том, что это не памятник, а городская скульптура. Просто украшение».

«У нас эти «живые памятники» каждый день с утра начинают свои концерты и до позднего вечера, окно не открыть в квартире, эти навязчивые концерты… Пусть лучше этот – молчаливый стоит!» – делает свой выбор Ирина Урбанович.

 

Яна Лисицина тоже ищет плюсы:

«Хоть что-то в нашей унылости… не первая в подобном роде, скажем так, один памятник дяде Васе на набережной чего стоит. Меня больше волнует – как долго продержатся выступающие части в вандальной среде (вспомним виолончель)».

«Кто-нибудь, объясните, почему невнятная унылая скульптура непонятного серого человека с балалайкой (почему с ней?!) делает на центральной улице исторической части Иркутска? Как это связано с историей этой улицы? Как связно с Иркутском? Почему такой невыразительный образ? Увы, очень похоже на то убожество, которое ставят в последнее годы в Москве – вроде памятника Калашникову», – пылает праведным гневом Вадим Палько.

Дмитрий Драчко подходит рационально:

«Нормальная скульптура. Городской декор. Особая художественная ценность и глубокий культурный смысл тут даже противопоказаны. В каком-то смысле расходный материал. Лет через пять случится новое благоустройство, поменяют, как плитку, как фонари. Будет баянист или кот. Или газон. И нормально».

Вероника Яскина раскрывает, «почему балалайка»:

«Потому что памятник балалайке-это осуществленная мечта Евгения Смирнова. Он не только любит и активно продвигает балалайку, но и нашел спонсоров, влюбил их в свой инструмент, прошел все согласования. И открыл памятник. Ни к бюджету, ни к деньгам уважаемых комментаторов этот памятник отношения не имеет… Не могу не отметить, что 3 года шло согласование на самых высоких уровнях. Если честно, я бы не выдержала и плюнула. Но Евгений не сдался. Он не только учит детей, проводит конкурсы и концерты, но и пытается украсить город. Мы с вами вот, не пытаемся, поэтому и претензий к нам нет».

Дмитрий Люстрицкий выстраивает связную историю по иркутским скульптурам:

«Видимо события развивались следующим образом. «Туриста» с К.Маркса призвали в армию, он отслужил «Десантником» на бульваре Гагарина, потом уволился и рядов и купил себе балалайку».

Владимир Кочетов поддерживает авторов скульптуры:

«Команда, которая этот памятник установила, – молодцы. Вон сколько людей обсуждают – значит, незаурядное для Иркутска событие. Странно, конечно, что люди хают скульптуру, которые сами в жизни ничего не создали для города. Ну и тем иркутчанам, которых бесит неуместность скульптуры, но устраивает неухоженность и заброшенность улицы Урицкого – большое ФИ».

Александр Гимельштейн, между тем, пишет:

«Да будут посрамлены все иркутские балалайка-ненавистники! Евгений Мимино Смирнов, музыкант, автор и «мотор» идеи установки скульптуры Иркутского балалаечника».

И – «ночное лицо» Балалаечника в посте Натальи Горбань:

«Прогулялась вчера вечером по ул. Урицкого. Абсолютно мертвая улица. И даже если там памятники на каждом метре ставить, этим ее не оживить. Потому что там, где в 19.00 все закрывается, жизнь никогда не будет кипеть. Потому что не хочется гулять по улице, где не горит 50% фонарей – их, что, поставили в чисто декоративных целях? Или за год уже все сломалось, а содержать улицу в порядке нафиг никому не нужно? В общем, тоска, чесслово».

Тем временем колумнист ИТГ Сергей Шмидт подводит итоги думских выборов.

«Думаю, можно делать вывод, что чудес не произошло и действующая власть получила ту Думу, которую желала. Думу, которая не создаст никаких проблем так называемому «транзиту власти» в 2024 году, даже если это будет «самотранзит». Опрокидывающего голосования не случилось.

Остается последняя интрига. Состоятся ли попытки уличным протестом делегитимизировать результаты выборов? Этакая «Болотная площадь – 2». Результаты выборов напоминают результаты выборов 2011 года, поэтому поневоле об этом задумываешься.

По-настоящему интересно то, что предварительные результаты основных партий в области удивительным образом напоминают их результаты десятилетней давности – в 2011 году. История словно описала круг в нашем регионе. Меж, тем у выборов есть скромные, но однозначные победители – партия «Новые люди». Почти 10 процентов в области. Это великолепный и неожиданный результат. Замечу, что они добились этого результата без «Умного голосования», без административных подвозов и без скупки голосов.

Ну и в финале замечу, что это были самые спокойные, самые скучные, самые неконфликтные, самые чистые по технологиям выборы в истории Иркутской области. Это я в сравнении с тем, что здесь обычно бывало, а не в сравнении с платоновскими идеями «чистых выборов».

 

Политика, физика, лирика

 

О фигуре Александра Невского и о том, что она может значить для действующего президента России, рассуждает главред «Байкальских вестей» Юрий Пронин.

«Одному из величайших персонажей Древней Руси в этом году исполнилось бы 800 лет. И даже перечисление титулов и званий Александра Ярославича, прижизненных и от потомков, занимает внушительное место… Вот и сейчас Владимир Путин, открыв в преддверии парламентских выборов сначала памятник императору Александру III, а затем победителю шведов, немцев и литовцев, дал понять, кто является ориентиром для современной России.

Спору нет: Александр Невский – колоссальная фигура в отечественной истории. Однако не менее важно, что история, по меткому выражению, «мамаша суровая», а умолчания и упрощения не имеют ничего общего с объективным изучением прошлого. Так вот, за любую победу приходится платить. И не сказать, что цена всегда неподъемная, и лучше было бы сдаться супостатам. Но все же об издержках и потерях надо говорить прямо, без утайки и смущения. Собственно, Владимир Владимирович намекает на эти самые издержки, говоря о сложности и многотрудности жизненного пути Александра Ярославича. Но говорит вскользь, и эту мысль не развивает, вернувшись к заслугам великого князя.

…Ему удалось перехитрить восточных завоевателей и добиться, например, самостоятельного, своими силами, сбора дани и отправки ее в Орду. Таким образом был сделан первый шаг к освобождению древнерусских земель. Но проблема в ином. Невский привнес в общественную жизнь своей родины ордынские порядки – примат государства над личностью, постоянную тягу к централизации, засилье чиновников и коррупции, а в перспективе – свертывание демократических институтов Новгорода и Пскова в пользу деспотичной Москвы».

От исторических персоналий перейдем к вымышленным. В новой подборке книг от Влада Толстова – детективы и триллеры, скандинавские и не только. Ю Несбе, написав 16 или 17 романов о сыщике Харри Холе, решил попробовать себя в жанре короткой прозы. «Ревность и другие истории» – это семь детективных рассказов, в каждом своя интрига, свой прием, с помощью которых Несбе демонстрирует небрежное мастерство мэтра криминального жанра. В новой книге Михаэлидеса следствие ведет психоаналитик, а в самом романе повествование идет от лица «недостоверного рассказчика». Ну а роман Ричарда Османа «Клуб убийств по четвергам» признан самым продаваемым дебютом в криминальном жанре 2020 года, и вообще самым коммерчески успешным дебютом со времен Джоан Роулинг: «дом престарелых, четверо друзей – два пожилых джентльмена и две пожилые леди – по четвергам собираются для того, чтобы предаваться необычным заданиям. Благодаря тому, что один из них имеет доступ к архивным полицейским делам, друзья получают материалы об убийствах, расследования которых остались незавершенными, преступники не были найдены – внимательно читают, изучают, обнаруживают ошибки следствия или новые зацепки. Они все детективы-любители, но располагают достаточным временем и выдающимися аналитическими способностями».

В другой подборке – десятка новинок, за которыми стоит отправиться на Московскую книжную ярмарку. Среди них – причудливое осмысление средствами прозы воздействия нынешней цивилизации на природу, история любви армейского капеллана и постоялицы санатория в декорациях Первой мировой войны, документальное исследование о том, «как Черчилль спас Британию от катастрофы» и сборник стихов Александра Пелевина: «он изящно придуман (красное – это военная поэзия, черное – мистика, белое – лирика, а «совершенно иное» – всякие дурацкие стихи, которые, говорят, пользуются успехом на поэтических чтениях) и там совершенно крышесносные иллюстрации Ильи и Оксаны Викторовых… Я даже не сразу догадался, что «Голубь» – это парафраз эдгарпоевского «Ворона», только тут собеседником поэта оказывается не романтический готический ворон, каркающий свое Nevermore, а жирный, грязный и тупой голубь», – пишет Толстов.

В соцсетях пишут о более приземленном, но не менее интересно. Вот, например, какой зарисовкой-наблюдением поделилась с подписчиками Галина Солонина:

«Мое привычное место на воскресной литургии – возле большого подсвечника. Конечно, отвлекаться ни на что постороннее не следует, но это довольно сложно. А подсвечник со множеством свечей сам как магнит притягивает кучу детей. Тут вольно или невольно отвлекаешься. В воскресенье я наблюдала четыре забавных типажа мальчиков. Все они – малыши от двух до четырех лет, но при этом все вели себя по-разному. Условно я разделила их на четыре типажа. «Супермен», «воин», «зодчий» и «начальник».

Поведение «супермена»: малыш дул на палец, потом направлял его на свечку, чтобы этот поток энергии ее затушил, и так повторил раз тридцать. Свечки не гасли, но супермен не унимался в своих попытках опосредованно их задуть.

«Воин»: малыш подошел, чтобы задуть догорающую свечку, но у него не получалось – далековато. Тогда он протянул ручку, попытался достать этот горящий огарок. Ожегся, отдернул ручку. Протянул ее снова и, терпя жжение (по лицу было видно, что ему больно), не с первой попытки достал огарок и задул его.

«Зодчий»: без страха и опасений затушил свечку пальцами, достал огарок и начал из него что-то лепить. Был очень увлечен, на личике читалось вдохновение.

 

Угадайте, что сделал «начальник»?

 

Да, были и девочки. Но они себя вели совершенно по-другому: они были зациклены друг на друге, на «людях», а не на «предметах». Одна совершала какие-то действия, другая ее копировала. Первая совершала действия все более и более сложные, чтобы вторая не смогла их повторить, а вторая была упорна в своем стремлении доказать, что тоже так может. Но это, конечно, уже совершенно другой мир».

Михаил Дронов составляет ироничный прогноз, хоть и по мотивам печальных событий:

«Заглянув в чужой тред (обсуждение прискорбного: очередной стрельбы в вузе) и похвалив себя за сдержанность (не стал высказываться там). И все же.

– «Усиливать охрану» везде и всюду! Росгвардию – на периметры всех учебных заведений, на каждый этаж! etc

– Правильно. В идеале вообще надо довести численность Росгвардии до 50% населения страны. Чтобы по одному росгвардейцу – начиная с детсада и до реанимации! – на каждого не-росгвардейца.

– …Но проблема тут даже не экономическая, в прокорме 50% охранников. Дело в том, что нужное число росгвардейцев надо где-то обучать. И, соответственно, делать это в учебных заведениях – где будущие росгвардейцы будут подвержены риску расстрела однокашниками, другими будущими росгвардейцами (которые еще не стали настоящими, безупречными росгвардейцами). Соответственно, на каждого будущего росгвардейца нужно будет по еще одному, настоящему, росгвардейцу. Таким образом мы приходим к формуле: 25% : 25% : 25% : 25%, где 25% – это собственно население, 25% – росгвардейцы, а 25%+25% – это будущие росгвардейцы и росгвардейцы, действующие на охране будущих росгвардейцев от самих себя. Но и это преодолимая трудность, если учесть, что исходная величина в формуле (25% гражданского населения) – динамическая, и чисто количественно будет сокращаться, ибо все больше людей будет делать ноги из этого жутковатого балагана…»

А Яна Лисицина как бы подводит итог всему вышенаписанному:

«Благодаря Фейсбуку я узнала, что у нас были выборы, кампания к выборам и победители выборов, неправильные (правильные) стрижки мальчиков, новые скульптурные формы, музыкальные клипы и все такое, мир полон неожиданностей и новостей.

Мог бы заодно подсказать, что в доме масло закончилось».

 

ИА Телеинформ

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 
вверх