Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Имитация чистой воды?

[05.10.2021 / 14:47]

Вместо полномасштабных опытно-промышленных испытаний на больших объёмах шлам-лигнина – обкатка шести технологий на скромных кубовых ёмкостях. Нарекания при этом вызывают и процедура выбора потенциальных способов утилизации накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, и то, как их опробуют. То же касается очистки надшламовой воды и других жидкостей с помощью локальных сооружений – их мощность невелика, и, когда дело дойдёт до промышленных объёмов, установку придётся тиражировать, что повлечёт миллиардные затраты. У членов Байкальского центра гражданской экспертизы есть и другие вопросы к тому, как проходит ликвидация накопленного загрязнения БЦБК, которую Федеральный экологический оператор должен завершить до 31 мая 2024 года. Выход из положения они видят в том, чтобы провести глубокую ревизию происходящего на площадке комбината, вернуться к открытому отбору технологий и подготовить проект работ с учётом их полномасштабных испытаний.

В группе «Что на БЦБК в Байкальске?», созданной с приходом на площадку комбината Федерального экологического оператора – структуры государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», которая отвечает за обращение с опасными отходами на территории страны, из недели в неделю сообщают о проведении инженерных изысканий на Бабхинском и Солзанском полигонах, а также об «опытно-промышленных испытаниях технологических решений». Конкретные цифры упоминаются только в связи с понижением уровня надшламовых вод, скопившихся в картах со шлам-лигнином, и сбором осадка, который образуется при их очистке. К слову, в некоторых накопителях помимо чистого шлам-лигнина складированы золошлаки с ТЭЦ БЦБК, в одной из них – твёрдые коммунальные отходы.

Опытно-промышленные испытания, которые не были предусмотрены в государственном контракте на проектирование работ по ликвидации накопленного загрязнения БЦБК, но о проведении которых летом 2021 года заявил Федеральный экологический оператор, пока сводятся к тому, что на территории цеха очистных сооружений комбината и карты-накопителя № 1 на Солзанском полигоне работают три коллектива, среди прочего предложившие вымораживание шлам-лигнина и его компостирование. Точнее, работали 9 сентября, когда в городе побывала делегация Байкальского центра гражданской экспертизы, или, если сокращённо, БЦГЭ, с приглашёнными специалистами. Накануне этого, в августе 2021 года, научный совет Российской академии наук по глобальным экологическим проблемам отобрал шесть потенциальных технологий, предложенных для ликвидации накопленных отходов.

Изначально поле для выбора было значительно шире. В 2018 году, когда единственным исполнителем работ по ликвидации загрязнения было АО «Росгеология», нанятое в качестве проектировщика ООО «ВЭБ-Инжиниринг» создало интернет-портал cleanbaikal.ru, куда впоследствии поступили 62 предложения от российских и зарубежных авторов. Должным образом были оформлены 42 из них. После смены исполнителя уже Федеральный экологический оператор в начале 2021 года заключил контракт на экспертизу технологических предложений с Сибирским отделением Российской академии наук. Тогда на рассмотрение поступили 48 заявок. «Единственные технологии, которые не были рекомендованы к дальнейшему рассмотрению, были связаны с процессами термолиза, то есть сжигания отходов, – отмечает руководитель Иркутского филиала СО РАН Игорь Бычков. – Все остальные технологии при соответствующих доработках могли быть рассмотрены на следующем этапе, который предполагал формирование концепции ликвидации накопленного загрязнения». Однако в мае контракт с Сибирским отделением Российской академии наук был расторгнут по инициативе Федерального экологического оператора, и на сцену вышел научный совет РАН по глобальным экологическим проблемам.

Вопрос репутации

«Наша организация, которая заняла, пожалуй, самую громкую активную позицию по БЦБК, первой и произнесла волшебное слово «Росатом», – рассказывает председатель правления Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик. – Потому что в стране и в мире у государственной корпорации сложилась репутация суперсовременной технологической компании, способной решать архисложные задачи, и была обоснованная надежда на то, что вместе с ней в Байкальск придут интеллект, компетентность и организованность. Когда сюда зашёл Росатом в лице Федерального экологического оператора, мы немного отстранились от общественного контроля за процессами, которые он инициировал».

Первый тревожный сигнал пришёл из Усолья-Сибирского. Здесь Федеральный экологический оператор отвечает за ликвидацию загрязнения, накопленного за годы работы производственного объединения «Усольехимпром». Если служащие войск радиологической, химической и биологической защиты успешно перекачали в новую тару опасные отходы, находившиеся в аварийных ёмкостях на территории предприятия, и отправили их на утилизацию, а подрядчик без нареканий законсервировал заброшенные скважины рассолопромысла, то к локализации нефтяной «линзы» под промышленной площадкой и демеркуризации цеха ртутного электролиза возникли вопросы. Конструкции цеха с помощью строительной техники разобрали для последующего измельчения и тут же складировали, противофильтрационную завесу выполнили из стальных шпунтов, не обеспечивающих должную герметичность.

«Вдобавок в одной обойме с Федеральным экологическим оператором вдруг оказалась проектная компания, которая уже дискредитировала себя на территории Иркутской области», – продолжает наш собеседник. Это ООО «ГеоТехПроект» из Красноярска. По контракту с Федеральным экологическим оператором компания должна разработать проект ликвидации накопленного вреда окружающей среде на Солзанском полигоне. Срок выполнения работ – до 31 мая 2022 года. На тот же срок рассчитан аналогичный договор по Бабхинскому полигону между ФЭО и Дирекцией по организации работ по ликвидации накопленного вреда окружающей среде, а также по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный Бор».

В референс-листе «ГеоТехПроекта», опубликованном на его официальном сайте, в основном числятся проекты обустройства полигонов захоронения твёрдых бытовых и промышленных отходов на крупных горно-обогатительных комбинатах и полигонов для коммунального мусора в Сибири и на Дальнем Востоке, а также рекультивации несанкционированных свалок. Плюс разработка проекта ликвидации опасных производственных объектов и объектов обустройства и инфраструктуры Нежданинского золотого рудника, находящегося в Якутии. «В Усолье-Сибирском это структура предложила не химическую демеркуризацию, а вывоз всех строительных конструкций и субстанций, загрязнённых ртутью, в Краснодарский край, – подчёркивает Фалейчик. – Учитывая, что герметичные сосуды в таком количестве получить просто нереально, транспортировка, по всей видимости, предполагалась в обычных вагонах, так что этой ртутью была бы усеяна вся страна. Конечно, я утрирую и преувеличиваю, но «ГеоТехПроект» известен в Иркутской области тем, что изготовил проект демеркуризации цеха ртутного электролиза «Усольехимпрома», который был раскритикован на всех уровнях и не стал применяться».

Проектная фирма связана с одним из участников опытно-промышленных испытаний на площадке БЦБК – московским ООО «Биотехкомпост», которое работает на первой карте со шлам-лигнином. 70% уставного капитала «Биотехкомпоста» принадлежит ООО «Гринтех», владельцем и директором которого является Сергей Путивцев. Он, в свою очередь, является соавтором нескольких патентов вместе с владельцем и генеральным директором «ГеоТехПроекта» Андреем Мордвиновым.

«Некий спектакль, который неприемлем»

Как бы то ни было, сейчас на площадке БЦБК не проводят масштабные опытно-промышленные испытания – все предложенные технологии опробуют на небольшом объёме лигнина. Директор направления по реализации государственных и отраслевых программ в сфере экологии госкорпорации «Росатом» Андрей Лебедев объясняет это сложной процедурой изъятия отходов из карт-накопителей.

«Если нет возможности вынуть больше кубометра, смысл замахиваться на шесть миллионов «кубов»? – возражает Фалейчик. – Ничего сложного в этом нет. Понятно, что для организации работ нужно иметь набор соответствующих лицензий, отходы как таковые должны быть паспортизированы, а технологию их переработки должен утвердить Росприроднадзор. Это формальные процедуры, но для серьёзной организации они не составляют проблем».

Часть технологий уже доказали свою неэффективность в реальных, а не лабораторных условиях. Например, обезвоживание шлам-лигнина за счёт его вымораживания. «Опыт по компостированию, который нам показали, как минимум выглядит забавно, – продолжает руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы. – В три бурта положили лигнин, который Росгеология обезводила ещё в 2018 году. Он пролежал на солнце три, даже четыре лета, там естественным образом произошли все процессы, необходимые для компостирования. По сути дела, нам продемонстрировали, как компостировать компост. Всё это очень похоже на имитацию, на некий спектакль, который неприемлем».

Общественная организация среди прочих настаивала на проведении масштабных опытно-промышленных испытаний в реальных условиях, чтобы выбрать для утилизации накопленных отходов действительно эффективную технологию. В то же время есть президентское поручение правительствам России и Иркутской области, данное в сентябре 2019 года, совместно с государственной корпорацией развития «ВЭБ.РФ» провести «конкурсные процедуры, направленные на выбор и реализацию лучших мировых технологических решений по утилизации и обезвреживанию отходов, в том числе предусмотрев возможность участия иностранных компаний, имеющих опыт в данной сфере».

Его не выполнили, а саму процедуру отбора несколько раз меняли. К тому же научный совет РАН по глобальным экологическим проблемам опубликовал сообщение о выборе шести потенциальных технологий, основанных на компостировании или литификации лигнина, то есть его превращении в монолитную структуру, не разъяснив критерии выбора и не обнародовав экспертное заключение и соответствующие протоколы заседаний.

Долго, дорого, сомнительно

Кроме опробования нескольких технологий, работы на площадке БЦБК пока сводятся исключительно к понижению уровня надшламовой воды в картах-накопителях. Для этого смонтировали локальные очистные сооружения, которые перерабатывают не более 600–650 кубометров стоков в сутки. Их стоимость превысила 250 млн рублей. Работать они могут в тёплое время года. Запустили очистные сооружения не 1 июня, как предполагалось изначально, а только в августе. При этом в 2021 году необходимо переработать 70 тыс. кубометров надшламовой воды, с чем Федеральный экологический оператор намерен справиться до конца октября.

В то же время в картах-накопителях на обоих полигонах содержится как минимум 729 тыс. кубометров. Помимо этого остаются 209 тыс. «кубов» щёлокосодержащей жидкости в цехе очистных сооружений комбината и купол загрязнённых подземных вод под промышленной площадкой. Если добавить жидкость, которая получится при дегидратации шлам-лигнина, выходит не менее 5 млн кубометров, которые необходимо переработать. «С учётом необходимости выполнения работ в сжатые сроки (например, за три года) и эксплуатации локальных очистных сооружений только в тёплое время года (семь месяцев) необходимо будет увеличить количество установок в 13–15 раз и потратить до 4 миллиардов рублей только на приобретение оборудования, не считая эксплуатационных затрат, – резюмируют эксперты БЦГЭ. – Использованное оборудование такого типа маловостребованное и, скорее всего, по окончании работ ляжет дополнительным бременем на бюджет Иркутской области или потребует утилизации». Решение видится в модернизации действующих канализационных очистных сооружений Байкальска.

Восстановить нарушенное

«Вопрос: что делать после всего увиденного? – заключает Фалейчик. – Первое, на мой взгляд, что следовало бы сделать, – корпорации «Росатом» провести внутренний аудит всех выполненных и планируемых работ Федерального экологического оператора. То есть самим разобраться внутри системы и найти выход из сегодняшней, как мне кажется, тупиковой ситуации». Второй шаг – создание научно-технического совета или аналогичной структуры с участием учёных, практиков и общественности, которая провела бы открытый отбор потенциальных технологий ликвидации «наследия» БЦБК. Необходимы и полномасштабные опытно-промышленные испытания всех отобранных предложений.

«Дальше, как мне видится, надо восстановить нарушенный технологический цикл подготовки проекта, – говорит руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы. – То есть в следующем году подготовиться к опытно-промышленным испытаниям: подготовить площадку, технические проекты и проекты производства работ по каждой технологии, оформить все лицензии, допуски и разрешения. И в мае 2022 года, после начала тёплого периода, приступить к полноценным опытно-промышленным испытаниям, чтобы за лето их провести, обобщить результаты и отобрать технологии для проектирования. После этого с 2023 года нужно приступить к ликвидации накопленного ущерба». С одной стороны, это означает сдвиг того срока, который в прошлом октябре установило Правительство России, то есть 31 мая 2024 года. Однако тщательная подготовка, включающая все необходимые процедуры, позволит разобраться с «наследием» БЦБК максимально эффективно, избежав при этом всех возможных рисков.

Учитывая это и вызванное реальным ходом работ беспокойство, Байкальский центр гражданской экспертизы отправил своё заявление и приложенное к нему заключение не только Росатому, как исполнителю работу, и «Красному бору», как их заказчику, но и заместителю председателя правительства России Виктории Абрамченко, которая возглавляет правительственную комиссию по вопросам охраны озера Байкал, а также в Контрольное управление президента РФ. В списке адресатов есть научные структуры – РАН, СО РАН и Иркутский филиал СО РАН – и руководители природоохранных ведомств. «Конечно, у меня есть опасения, что мнение общественной организации, как это принято у нас в стране, могут проигнорировать, – отмечает Фалейчик. – Но от этого всем будет только хуже: выброшенные деньги, потерянное время, а может, и необходимость начинать всё с начала. Чтобы этого не произошло, мы и предлагаем решение».

 

Егор Щербаков

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Ликвидация
 
вверх