Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О «болевых точках»

[06.10.2021 / 10:08]

В сети опубликовано интервью главы Росприроднадзора Светланы Радионовой о «болевых точках» российской экологии. Иркутские эксперты к ее заявлениям отнеслись весьма сдержанно.

Глава Росприроднадзора Светлана Радионова рассказала о том, как бороться с нарушением экологических законов и почему проблемы окружающей среды касаются абсолютно всех.

По ее словам, одни из главных «болевых точек» в стране c точки зрения экологии — это Кемеровская и Иркутская области, Магадан, а также Красноярский край, где в 2020 году произошла трагедия на предприятии по добыче россыпного золота.

Улучшить ситуацию поможет разумное регулирование, уверена глава ведомства. Она предлагает выдавать лицензии на добычу полезных ископаемых только тем компаниям, которые обладают финансовой подушкой или банковскими гарантиями, могут вовремя проводить рекультивацию и владеют для этого необходимыми технологиями.

В Алтайском крае выдача лицензий и вовсе должна быть единичной, поскольку местные леса - это богатство страны, отметила Радионова.

«Бездумная выдача лицензий приводит к ситуациям как в Башкирии. Там ущерб природе составил 604 миллиона рублей… Там индивидуальный предприниматель, который владел производством. Что с ним делать? Отобрать дом, машину? А у него дети. Он, конечно, должен был думать, когда вел такой грязный бизнес, но это не избавляет ситуацию от этической составляющей», - сказала она в программном интервью РИА «Новости».

Радионова подчеркнула, что природоохранный регулятор - «не просто контролер с палкой», который выставляет административные барьеры. Его задача - стать для бизнеса грамотным партнером, формировать новый ответственный подход к ресурсам.

«Компании уже начали движение в сторону экологичности. Нам необходимо менять менталитет. Нарушать должно быть неприемлемо и дорого. А платить за нарушение — нормой. И еще важно, чтобы из уст ни одного руководителя предприятия не могло прозвучать: «черная металлургия потому и черная»… Технологии изменились, уже можно позволить себе меньше загрязнять окружающую среду», - рассказала глава Росприроднадзора.

В качестве примера она привела площадку «Волгоградхимпром» - сначала ее планируется обезвредить, а потом развивать что-то новое, причем собственник будет информировать обо всех этапах работы.

На Байкале предстоит решить проблему несанкционированного слива остатков топлива и отходов жизнедеятельности маломерных судов. Там должен быть единый оператор по отходам от судов, чтобы ни одно судно не смогло выходить в рейс без договора об утилизации.

«Контролер может обращать внимание на одномоментные нарушения, но его работа должна обеспечивать глобальное выполнение страной курса на чистое будущее… Мы хотим объединяться с бизнесом, чтобы мы могли жить в этой стране. И здесь время решает многое, нельзя тянуть», - подытожила Радионова.

 

Заместитель председателя Общественной палаты Иркутска, помощник ректора ИГУ, кандидат биологических наук Виктор Кузеванов оценивает заявления главы Росприроднадзора с некоторым скепсисом:

– В рассказе главы Росприроднадзора Светланы Радионовой выделил бы три сопряженных блока: 1) проблемы, 2) виноватость безответственного бизнеса, 3) призыв к чистому будущему. В первом блоке она почему-то выделила из массы по-настоящему «экологических» проблем, касающихся абсолютно всех, лишь малые темы – местных лесов и слив топлива и отходов в Байкал, – упомянув лишь Кемеровский, Иркутский, Магаданский и Красноярский регионы как «болевые точки». Во втором блоке – якобы попеняла грязному и неэтичному бизнесу с загрязняющими технологиями и неизмененным менталитетом, обходящему административные барьеры. В третьем блоке –обращенные непонятно к кому традиционные призывы о необходимости безотлагательного курса в чистое будущее, используя разумное регулирование и контролеров, договора об утилизацию, этику, лицензии, частно-государственное партнерство и согласие, плату за нарушение экологичности и так далее.

Такое традиционное выступление высшего чиновника по надзору в сфере природопользования – это не убеждающее заявление, а своего рода публичная «отписка», без настоящего просветительского и мотивирующего посыла гражданам страны. Такой рассказ больше звучит как робкая просьба о прощении за допущенные мелкие недочеты, а не обращение к экологически ответственному бизнесу и к гражданскому обществу действительно помочь разрешить накопленные экопроблемы.

Приведу наглядный и понятный всем пример-аналог – это соблюдение скоростного режима на дороге. Если дорожный знак показывает ограничение скорости 40 км в час, а по факту каждый водитель знает, что можно разгоняться до 58 км час, так как допустимая приборная ошибка измерения при фиксации в действительности около плюс-минус 18 км в час. Поэтому не следует винить и наказывать водителей за сверхнормативную скоростную езду выше указанной на знаке. А винить следует причастных к неразберихе с нормативами и со знаками. Это же касается нормативов в сфере экологической безопасности и разумного природопользования.

Полагаю, что если руководитель Росприроднадзора говорит, что «проблемы окружающей среды касаются абсолютно всех», то и следовало бы показать людям какую конкретно выгоду они уже получают и будут точно получать от сохранения природы и рационального природопользования. Иначе у людей теряется мотивация, растет недоверие к чиновникам и к власти вообще. Из мирового опыта известно, что изменение бизнес-менталитета взрослых дяденек и тётенек практически невозможно. А строгое исполнение законов и нормативов возможно только через безусловное укрепление общественного контроля и точных механизмов государственного исполнения без коррупции. И еще обязательно требуется прочное воспитание молодежи в правильной системе ценностей, начиная с детства.

 

Руководитель фонда «Возрождение земли Сибирской» Елена Творогова высказала свое мнение о заявлениях главы ведомства:

– Я просмотрела все интервью, и почти со всем, что заявляет Светлана Радионова, практически полностью согласна. Она говорит о том, что у нас на протяжении многих лет изменение нормативно-правовой базы в вопросах экологии, недропользования и так далее, в основном, шли в угоду бизнесу. И сейчас мы пожинаем плоды. Возникло много послаблений, за счет которых теми же разработками полезных ископаемых могут заниматься вплоть до маленьких фирм, которые вообще непонятно, что из себя представляют, откуда взялись. И если они наносят какой-либо ущерб природе, то с них взятки гладки, их даже оштрафовать невозможно, потому что у них уставного капитала фиг да нифига.

Эта ситуация возникла не одним днем. На протяжении последних 20 лет идет планомерное разбазаривание природных ресурсов. А его первопричина в том, что бизнес, как правило, обладает хорошими ресурсами для лоббирования своих интересов. И он добивается результатов, которые ему на руку. Причем это сиюминутные выгоды. Они в 99% случаев приводят к большому негативному воздействию на природную среду с очень растянутыми следствиями. Например, если нефтепродукты попали на почву, то просто присыпать это место и сделать вид, что ничего не было, не получится. По идее, нужно изъять весь загрязненный грунт. Но куда его девать? Переложить в другое место? Сейчас существуют технологии, которые позволяют ликвидировать, в том числе, и нефтеразлив. Но это очень дорого – и таких денег чаще всего не находится ни у виновника происшествия, ни у тех служб, которые обязаны заниматься ликвидацией последствий, ни у государства в целом.

Поэтому Светлана Радионова правильно поднимает вопрос, что вот эти последовательные ослабления со знаком минус в плане ослабления природоохранного законодательства оборачиваются очень большими последствиями. И в результате мы можем лишиться многих наших достояний.

У нас, к сожалению, очень часто принимаются решения о тех или иных действиях – застройке, добыче природных ресурсов, использованию водных ресурсов – без серьезного изучения того, какими могут быть негативные последствия. Оценка рисков очень часто делается формально.

Радионова говорит о том, что для борьбы с этим у Росприроднадзора единственный инструмент – это штраф. И при этом выписывание штрафов совсем не означает, что они будут выплачены. Отсутствует принцип неотвратимости наказания. Чтобы был порядок, нужны несколько принципов. Во-первых, правила игры должны быть заранее известны всем игрокам, они должны быть неизменными и открытыми. Во-вторых, должна быть неотвратимость наказания. Если это нарушается, то мы теряем контроль над ситуацией – начинает использоваться знаменитый «авось». Бизнес тратит огромные финансовые и человеческие ресурсы, чтобы выкручиваться из разных ситуаций.

Радионова приводит много примеров, связанных с Иркутской областью и Байкалом. У нее большие надежды, что участие Росатома позволит быстро и эффективно справиться с проблемами накопленного экологического вреда в Усолье-Сибирском и Байкальске. У меня такие надежды тоже есть, но пока это только надежды, поскольку пока ничего увидеть и пощупать невозможно.

Много сказано по поводу маломерных судов, которые на Байкале сливают свои отходы. И как основной способ справиться с проблемы называется создание единого оператора, занимающегося этими отходами. Боюсь, что это само по себе проблему не решит. Ее необходимо решать комплексно. С одной стороны, нужна целая программа, поощряющая судовладельцев оснащать суда сборниками отходов, поощрять их заключать договоры с принимающими отходы структурами. Именно поощряющая – потому что не работает, когда есть только кнут, должен быть и пряник. Экологичным становиться должно быть выгодно. Как только это станет людям выгодно, они сами все сделают. Нужно условия создать. Кроме того, нужно всегда предлагать альтернативу. Суда, которые сейчас ходят по Байкалу, они не приспособлены к тому, чтобы собирать эти отходы или как-то перерабатывать. Но в мире создана куча технологий, которые позволяют это делать. Еще лет пять назад речь шла о том, что на Байкале нужно создавать инфраструктуру для альтернативных видов транспорта – судов с электрическими двигателями. Но для этого должны быть заправочные станции, пункты приема отходов на расстоянии каждых 50 км. А у нас только одно судно стоит в Порту Байкал. Мы же понимаем, что даже из Танхоя «Ярославец» не пойдет туда сдавать отходы – ведь расходы лягут на судовладельца.  То есть надо создавать условия, чтобы ему это было выгодно. Но это, опять же, большие затраты. У нас с одной стороны корявое регулирование, с другой – отсутствие инфраструктуры, и не только на Байкале.

Резюмируя сказанное – я согласна с актуальностью вопросов, которые поднимает Светлана Радионова. Но когда она говорит о решении проблем – тут она как-то узко к этому подходит.

 

Председатель экологической ассоциации «Байкальское Содружество» Екатерина Удеревская более подробно остановилась на теме отходов с судов на Байкале:

– Предложения главы Росприроднадзора Светланы Радионовой о несанкционированных сливах отходов жизнедеятельности с судов Байкальского Флота очень своевременны – и необходимость усиления контроля очевидна уже давно (показатели влияния водного транспорта приведены ниже и сейчас с поддержкой АСИ включаются в НП «Экология», ФП «Сохранение озера Байкал»).

По заказу Росморречфлота ФГБОУ ВО «Сибирский государственный университет водного транспорта» выполнено технико-экономическое обоснование необходимых природоохранных мероприятий на озере Байкал.

Согласно ответу главы МЧС РФ на депутатский запрос, значится 18 394 маломерных судна (где 2 150 судов длиной выше 20 метров, то есть имеют ёмкости для фекальных, бытовых сточных вод) плюс суда Российского речного регистра – более 320 штук.

Одно судно типа «Ярославец» за сутки плавания вырабатывает около тонны фекальных, бытовых стоков. Учитывая, что только официально зарегистрированных судов в Байкало-Ангарском и Байкало-Селенгинском бассейне – около 2 000, за одни сутки должно сдаваться две тысячи тонн фекальных и бытовых сточных вод. А сдаётся всего 600 тонн в год.

В акваторию озера Байкал сливается около 360 тысяч тонн фекальных бытовых вод не очищенных стоков с судов ежегодно.

В настоящее время совместно с АСИ, НТИ, СПбГМТУ, департаментом развития судостроения, Минпром РФ, Минэнерго РФ, СПбПУ Петра Великого, Маринет, проектным офисом БГУ по направлению циклично-регенеративного развития макрорегионального блока Байкальской природной территории и Сохранения озера Байкал до конца 2021 года выполняются работы по развитию на Байкале цикличного судоходства.

Если будет 100 цикличных судов – это предотвращает сброс 100 тонн в сутки или 180 тысяч тонн/год. Если за пять лет укомплектовать 100 судов – предотвращаем сброс около 900 тысяч тонн ЖБО с судов. С учётом обеспечения эко-современных причальных сооружений пунктами сбора/переработки отходов можно полностью прекратить сбросы флота в акваторию озера Байкал.

Поступление неочищенных бытовых, фекальных стоков с берега и флота ведёт к непоправимым последствиям для уникальной экосистемы озера Байкал. Экологический кризис прибрежной и заплесковой зон озера Байкал – такой диагноз поставлен Лимнологическим институтом СО РАН. По итогам экспедиции Лимнологического института 2018 года кишечная палочка обнаружена уже в осевой части озера Байкал. Судовые сточные воды представляют эпидемиологическую опасность вследствие высокого уровня бактериального загрязнения. Кроме того, из-за высокого содержания органических веществ нарушается кислородный режим водоема, тормозятся или полностью прекращаются биохимические процессы его самоочищения.

Поэтому единый оператор по отходам от судов, чтобы ни одно судно не смогло выходить в рейс без договора об утилизации, важен в плане усиления контроля. Так как в настоящее время подобные договора заключаются лишь судами РРР, важно обязать это делать и суда ГИМС и также контролировать соблюдение правил.

Одновременно с созданием условий для судовладельцев, обеспечением инфраструктурой с эко-современными причально-портовыми сооружениями и возможностями цикличного судоходства – удастся предотвратить сбросы отходов жизнедеятельности с судов байкальского флота в акваторию всемирного наследия озера Байкал. Установить баланс техносферы и биосферы, гармонизацию отношений человека и природы.

 

Иркутский общественник, координатор проекта «Иркутская область ЗА справедливую мусорную реформу» Алексей Жемчужников без восторгов оценил выступление Светланы Радионовой:

– Я, к сожалению, в данном материале не увидел каких-то мер, направленных на улучшение экологической ситуации в регионах, обозначенных как «болевые точки», но явственно проступает намерение ведомства быть орудием в переделе бизнесов в сфере недропользования в пользу неких ФПГ, имеющих «жировую прослойку». Таким же лоббизмом веет и от планов обложить все суда на Байкале платежами в пользу некоего оператора по обращению с отходами.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Экология
 

Ага

--Улучшить ситуацию поможет разумное регулирование, уверена глава ведомства. Она предлагает выдавать лицензии на добычу полезных ископаемых только тем компаниям, которые обладают финансовой подушкой или банковскими гарантиями, могут вовремя проводить рекультивацию и владеют для этого необходимыми технологиями... явственно проступает намерение ведомства быть орудием в переделе бизнесов в сфере недропользования в пользу неких ФПГ, имеющих «жировую прослойку»--

Welcome to Bodaybo,  глава Росприроднадзора! Может, вы нам, неразумным, покажете, где хоть вовремя, ну или хоть не вовремя проводится рекультивация! А финансовых подушек до чёрта...

0 0

10.10.2021 21:48:00

вверх