Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

В краю китов и туманов

[08.10.2021 / 11:24]

Моря покоряются смелым, а реки – выносливым и подготовленным путешественникам. Члены экспедиции «Байкал-Аляска: по следам Амурской экспедиции» проверили это всё на себе. Пройдя почти 10 тысяч километров по водным артериям страны, минуя семь регионов, посетив множество городов и деревень, путешественники заново открыли для себя Россию и ее удивительные места. Об итогах экспедиции – в материале Телеинформа.

 

По пути первооткрывателей

 

«Байкал-Аляска: по следам Амурской экспедиции» стартовала в Иркутске 15 июня. За 32 дня путешественники рассчитывали добраться до Шантарских островов, после чего погрузить катамаран «Искатель-3» в транспорт, собрать вещи и, завершив экспедицию, вернуться домой. Однако вмешался случай и приключение растянулось на три с лишним месяца, а маршрут увеличился почти вдвое.

– 30 сентября мы финишировали в парке «Поляна». Маршрут составил 9 850 километров по следам экспедиции генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Муравьева-Амурского 1854 года. Благодаря ему Приамурье вошло в состав Российской империи, появились Хабаровск, Благовещенск, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск-на-Амуре и Владивосток. Еще в этом есть заслуга капитана Геннадия Невельского, который в 1849 году открыл устье реки Амур, – начал рассказ организатор экспедиции и капитан «Искателя-3» Анатолий Казакевич.

Иркутские путешественники поставили себе задачу не просто повторить путь первопроходцев, но и провести собственные исследования.

– Мы изучали туристические достопримечательности, формировали их каталог, изучали исторические факты, посетили все краеведческие музеи во всех поселках. Мы находили всех старожилов, коренное население, потомственное население, беседовали с ними. История ведь передается из уст в уста, так мы и собрали массу интересных фактов и углубились в изучение истории тех мест, – добавил Казакевич.

По словам организатора «Байкал-Аляски», в Иркутске Николая Муравьева-Амурского незаслуженно подзабыли, тогда как в Приамурье к памяти о нем относятся очень трепетно. Это и понятно: не будь он таким отважным и смелым, не задумай он свои исследования, политическая и экономическая карты мира могли быть совершенно иными. На эти территории в конце 19 века с особым интересом поглядывали Англия и Франция, русские опередили иностранцев буквально на пару лет. Так что, если бы не Муравьев-Амурский и Невельской, а также Святитель Иннокентий, который поддержал исследовательские экспедиции, всё, земли у Амура могли бы быть французскими и английскими колониями.

– Я убежден, что в Иркутске одна из центральных улиц должна носить имя Муравьева-Амурского. Мы намерены поднимать этот вопрос на уровне администрации города и правительства области, – подчеркнул Анатолий Казакевич.

 

Устье Амура

 

Маршрут «Байкал-Аляска: по следам Амурской экспедиции» получился весьма интересным и насыщенным. Экипаж из 13 человек на 7,5 метровом судне «Искатель-3» мощностью в 115 лошадиных сил, пересек семь регионов России: Иркутскую область, Бурятию, Забайкальский край, Амурскую область, Хабаровский край, Еврейскую автономную область, Сахалинскую область и Якутию.

Стартовав от ледокола «Ангара», экипаж доплыл до бухты Песчаная на Байкале. Оттуда путь пролегал через Посольский Сор до реки Селенга, по которой путешественники поднялись до Улан-Удэ. Затем маршрут пролегал через реку Хилок до одноименного поселка в Забайкальском крае. Затем лодку на грузовике доставили в Читу, а уже оттуда, по реке Ингода прошли до реки Шилка, которая впадает в Амур. Там и начались настоящие приключения.

– На целый месяц у нас случилась задержка из-за пограничников. Ходить по Амуру можно свободно, однако необходимо правильно заполнить бумаги и получить согласование пограничных служб. У нас на это ушел месяц. Плюс, ситуацию усугубило наводнение. Однако когда мы, наконец, оказались на Амуре, я понял, почему всё было так долго. За последние 10 лет по этой реке почти никто не ходил, даже мы не встретили ни одного судна. Поэтому мы для пограничников были там как инопланетяне, – делится впечатлениями Казакевич.

За несколько недель «Искатель-3» по Амуру дошел до Охотского моря. Тогда-то экипаж понял, почему в течение многих лет устье реки никак не могли открыть и полагали, что Амур просто уходит в песок. Этот участок пути оказался крайне сложным для прохождения.

– На протяжении 200 лет считалось, что у Амура нет устья, что Сахалин – это полуостров, а река уходит в песок. Это географическое заблуждение развеял Невельской. Лиман (залив при впадении реки в море – прим.ред.) Амура представляет собой участок с двумя выходами: северный и южный. Мы прошли по северному, его длина 120 км, ширина 30-50 км. Леденющая вода, ширина фарватера всего несколько сотен метров. Визуально, вода везде одинаковая, только волна где-то чуть больше, где-то чуть меньше. Но по факту кругом катастрофические мели, между Сахалином и материком постоянно дуют сильные ветра. Всё это опасно тем, что на мелководье можно лодку перевернуть и утонуть в ледяной воде. Мы с помощью навигаторов и GPS-треков нашли путь, а наши предшественники два месяца искали устье Амура и маршрут по нему, – подчеркивает Анатолий Казакевич.

По историческим данным, экспедиция Невельского и Муравьева-Амурского в 100 километрах от устья оставила свой корабль, а затем на лодках, где-то даже вброд, с палками, ходили в ледяной воде и промеряли глубину. Так они отыскали фарватер глубиной до 9 метров, по которому могли пройти любые суда, и составили карты. Это стало большим географическим открытием.

 

Киты и Шантарские острова

 

По словам путешественников, не менее сложная навигация и вблизи Шантарских островов. Там часто меняется погода, образуются туманы, из-за которых видимость составляет не более 30 метров. Поэтому волны или скалы замечаешь лишь подойдя практически вплотную к ним. Кроме того, всё осложняют приливы и отливы, которые меняют глубину воды у береговой линии до 13 метров. Есть такие поселки, в которых вода от берега может уходить на 5 километров. Эти приливы формируют сильные течения, из-за чего в водах формируется волна. С учетом того, что в прибрежной зоне много рифов и подводных скал, всё это создает серьезную опасность для мореплавателей.

Однако смельчаки, рискнувшие там поплавать, будут вознаграждены стократ. Во-первых, сам ландшафт скал выглядит, по словам участников экспедиции, невероятно красиво. Им можно любоваться бесконечно. Во-вторых, ничто не сравнится с эмоциями от встречи с настоящими китами. Шантарские острова – природный заповедник, где собирается больше всего в мире китов. Бывает, что их там одномоментно можно встретить до сотни. Экипажу «Искателя-3» посчастливилось встретить разом около шести особей.

Одна из участниц экспедиции Виктория Волкова так вспоминает об этом.

– Для меня встреча с китами была одной из целей в экспедиции. Когда я узнала, что там будут киты, я прямо загорелась, потому что еще с детства у меня была мечта – спасать китов. Здесь же была возможность хотя бы их увидеть, глазами «прикоснуться» к этим исполинам. Я стала одной из первых, кто их увидел во время нашего путешествия. В воде я заметила «фонтанчик». Меня заранее предупредили, что при встрече с китом нельзя кричать, надо говорить шепотом, чтобы не спугнуть, но я не сдержалась и закричала: «Кит!» Моя душа не выдержала, – улыбается Виктория. – Вокруг нашей лодки собралось шесть китов и это что-то такое нереальное. Особенно их дыхание, от этого звука прямо мурашки. А когда еще и осознаешь, что ты на их фоне песчинка, вообще нереальные эмоции испытываешь.

 

Якутия и ямщицкий тракт

 

После посещения Шантарских островов, экспедиция «Байкал-Аляска» прошла по Охотскому морю около 1200 километров до поселка Аян, чтобы выйти на уже знакомый маршрут, который был пройден в 2017 году. Судно перевезли на лодке через Джугджурский хребет в Хабаровском крае и остановились в поселке Нелькан в верховьях реки Мая. По этой горной реке путешественники спустились на 500 километров до реки Алдан, а по ней уже вышли на Лену.

– Если бы пограничники нас не задержали, экспедиция бы просто сорвалась, потому что когда мы пришли на север Хабаровского края, в Якутию, оттуда только-только ушел дым от пожаров. А так там было ничего не видно, все задыхались от дыма, падали в обморок.

Люди на реку выходили и не могли берег найти. Если бы мы попали в эти условия на лодке, мы бы просто не могли передвигаться, – отмечает Анатолий Казакевич.

Но судьба оказалась благосклонна к иркутским путешественникам. Начались их якутские приключения. Учитывая, что в команде был лоцман Евгений Рюмин, который большую часть жизни прожил в Якутии, эта часть маршрута стала для них почти домашней. Экипаж останавливался на ночлег у родственников Рюмина, а те принимали с открытым сердцем и разными историями.

– Я прожил в Якутии всю жизнь, но абсолютно не знал историю создания государева Якутского ямщицкого тракта. Это, оказывается, настолько огромная кампания была. Во все времена государевы люди, которые болели за Россию и ее территории, думали о развитии земли, экономики, но разными образами. Посмотрите, как жестко делал государь, создавая этот ямщицкий тракт. Длиной он примерно как БАМ. Осваивали территории так: на лодку садились с разных городов России семьи, государев чиновник вез их на лодке по Лене. Каждые 20 километров лодка останавливалась, где выбирал этот чиновник, он называл фамилии семей и говорил: «Ивановы, Петровы, на берег! На будущий год сообщите, как обустроились». И они «выкидывались» практически налегке: мужчина с топором, жена с котелком. Может, еще и с детьми. Но хотя бы в начале лета, давали возможность до холодов хоть как-то отстроиться. На следующий год проверялось, как эти полустанки смогли выжить. Кто не выжил, наверное, заменялись следующими, – рассказывает Евгений Рюмин.

Расстояние в 20 километров было выбрано тоже не случайно. Именно столько максимально могли пробегать лошади в мороз. Местные же должны были обеспечить не только себя жильем, но и поддерживать в порядке дороги, минимальную инфраструктуру, чтобы почтовое сообщение между Якутском и другими городами не останавливалось никогда.

– Раньше я думал, что ямщик – это просто извозчик. Теперь понял, что это авантюрные, смелые люди, которые выжили, которые способны выжить в любом месте. Таких людей ничем не испугаешь и не сломишь. Так вот от этих ямщиков остались на Лене потомки, они тоже очень интересные люди. Такие же сильные, крепкие. Остались и все эти почтовые станции. Мы со многими этими потомками беседовали, записывали интервью. Все они потом войдут в документальный фильм о нашей поездке, – добавил Евгений Рюмин.

 

Возвращение

 

Из Якутска экспедиция по Лене добралась до поселка Жигалово в Иркутской области. Можно сказать, уже были почти дома. Но дальше река становилась мелководной, поэтому оттуда лодку пришлось уже сразу переправить в Иркутск и самим добираться до него по суше. 30 сентября путешественники оказались дома.

– В следующем году мы планируем поставить судно на Лену на маршрут Жигалово – Нелькан и обратно. Будем продолжать исследовательско-географическую экспедицю. Также на следующий год мы планируем экспедицию по Аляске и постараемся организовать еще одну экспедицию на Амуре. Что же касается ближайших планов – это, конечно, фильм и туристический путеводитель по каждой территории. Материалов снято много, надо их систематизировать, – поделился Анатолий Казакевич.

Директор Иркутского областного краеведческого музея (которому недавно присвоили имя Муравьева-Амурского) Сергей Ступин заверил, что будет с нетерпением ждать, когда материалы экспедиции пополнят фонды музея.

– Я призываю вас отдать в вечность, то есть в фонды краеведческого музея, все, что вы наработали. Придет время, будут исследователи, которые будут восторгаться этими материалами и вашим подвигом, – отметил Сергей Ступин.

Начальник отдела развития въездного и внутреннего туризма Агентства по туризму Иркутской области Светлана Кравцова в свою очередь заметила, что маршруты «Байкал-Аляска» и «Байкал-Аляска: по следам Амурской экспедиции» должны стать национальными брендовыми маршрутами.

– У людей из года в год растет интерес к маршрутам, которые пролегают по сложным географическим или климатическим условиям. Наш регион, который обладает значительным потенциалом в этом направлении, может предложить туристу как раз эти эмоции, впечатления. То, что сегодня как раз людям интересно. Мы гордимся тем, что маршруты «Байкал-Аляски» были придуманы и реализованы у нас. Они – одни из самых интересных в стране, – сказала Светлана Кравцова.

Также она добавила, что оба маршрута стали финалистами конкурса «Открой свою Россию», который был реализован Агентством стратегических инициатив. Из них федеральное агентство по туризму выберет те направления, которые впоследствии станут Национальными брендовыми маршрутами. Светлана Кравцова заверила, что правительство Иркутской области окажет всестороннюю поддержку и приложит все силы, чтобы маршруты «Байкал-Аляски» вошли в число брендовых направлений.

 

Алина Майская

ИА Телеинформ

Категории:  Необычно, интересно, прикольно
 
вверх