Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Бубны против декабристов

[04.12.2021 / 10:31]

На этой неделе иркутяне писали о неудачных шутках чиновников, о вакцинации и ее противниках, а также о новых иркутских скульптурах. Телеинформ подготовил свежий обзор иркутской колумнистики.

 

Волнующее и интересное

 

На прошлой неделе в новостях и соцсетях звучали бубны во имя Минздрава Иркутской области, но слава – штука непостоянная, и совсем скоро на слуху у региона и страны были декабристы, помянутые вице-мэром Иркутска Дмитрием Ружниковым на презентации проекта развития города в Сколково. Эти два сюжета сравнил в своей новой колонке колумнист ИТГ Сергей Шмидт.

«Не успели отстучать в бубны, как СМИ всей страны во главе с поднявшимся по такому случаю из политической могилы политэмигрантом Михаилом Ходорковским усилили breaking news из Иркутской области. Вице-мэр Иркутска Дмитрий Ружников, презентуя в Сколково проект развития города, перечисляя историко-культурные ресурсы Иркутска, то ли надругался над святынями, то ли продемонстрировал чудовищное невежество, сказав: «Декабристы очень любили наш город, прямо семьями приезжали к нам… И конечно, знаменитый Глазковский некрополь. Получается, городу Иркутску вообще 7 тысяч лет».

Сначала разберемся с фактической стороной действительности, пока она еще имеет хоть какое-то значение хотя бы для отдельных граждан.

Министр Сандаков в прямом эфире радиостанции «Комсомольской правды» рассказал, как два дня сопровождал журналистов «России 1» в поездках по Иркутской области, и потом, будучи уверен, что съемки закончились, пошутил про шаманские бубны в разговоре, который считал уже частным разговором. Из множества часов отснятого материала в новости попала эта реплика министра. Как человек, три недели назад (до сюжета на «России 1») в эфире той же радиостанции высказавшийся, что на мой экспертный взгляд имеются все признаки организованной информационной атаки на министра Сандакова, я вообще не сомневаюсь, что так оно и было. Дмитрий Ружников пошутил про декабристов и семь тысяч лет Иркутску исключительно потому, что увидел, что в унылой череде презентаций аудитория в Сколково совершенно увяла, ее надо было как-то расшевелить, чтобы привлечь внимание к выступлению про Иркутск. Я знаю нашего вице-мэра как человека, обладающего просто безупречным чувством юмора, поэтому ни секунды не сомневаюсь, что все было именно так.

…Конечно, можно порассуждать о том, что шутка, уместная в устах КВНщика или стендап-комика, не обязана быть уместной в устах чиновника. Можно. Если вам в качестве чиновников нужны не живые люди, а застегнутые на все пуговицы роботы, то мне нечего вам сказать. Разве что посочувствовать».

Тем временем на повестке – еще одна тема, которая, определенно, будет актуальной еще долго. Разумеется, речь о вакцинации от коронавируса. Вот, например, что об этом пишет главред «Байкальских вестей» Юрий Пронин.

«В ответ на обращение группы «ковидных» врачей, включая Дениса Проценко, к группе антиваксеров, где присутствуют Геннадий Зюганов, Егор Бероев и Юрий Лоза, последовал прежний набор аргументов, которые очень похожи на поток сознания. Но в который раз комментировать доводы сторон, похоже, бессмысленно. Власти в этом вопросе пора вспомнить, что она власть.

Замечено, что по вопросам, касающимися, скажем, собственности или, тем более, непосредственно удержания и укрепления своих позиций, наше государство проявляет жесткость и решительность, чтобы не сказать больше. А вот с пандемией ситуация противоположная. Кремль и властная вертикаль демонстрируют поразительную мягкость, нерешительность и непоследовательность. Вот уже вроде внесли в Госдуму законопроект об обязательности QR-кодов для посещения общественных мест, но… вот именно что «вроде»: как внесли, так и затормозились. Мол, не перегнуть бы палку – социологические опросы, на которые давно подсел Кремль, показывают массовое нежелание вакцинироваться. И опять нарастает поток сознания…

Примечательно, что на агитки антиваксеров про «соблюдение прав человека» и впрямь клюнули некоторые из тех, кто считают себя демократами. Какое, к лешему, «соблюдение»? С каких пор соблюдением прав стала смертельная опасность для себя и окружающих? Какая еще «сегрегация», какой «цифровой концлагерь»? Вам предоставили вагон времени. Все равно не привились? Это ваши проблемы, которые придется решить уже в принудительном порядке».

В соцсетях отмечают и другую сторону медали.

«Ну, понятно по дискуссии в обществе, что люди умирают, потому что не вакцинируются. Гипотеза сформирована, осталось найти виноватого. Их всех назвали антиваксерами. Нет времени на критическое восприятие, а значит, они виноваты. Если бы не они, нация была бы уже здорова. Это простое и легкое понимание, комфортно и удобно.

Однако ответьте мне на вопрос, отчего вакцинированные в городе шастают, где хотят, не соблюдают дистанцию и ходят без масок? Я таких много глубоко верующих знаю. Они крестятся при виде церкви и за Бога готовы убить, если нужно. Однако в жизни они воруют, чревоугодствуют и прелюбодействуют.

Какая-то загадочная для меня смесь параноидальной шизоиды, как они сами с собой-то живут, обманывая и себя и всех вокруг?», – задается вопросами Александр Откидач.

По мнению Александра Скальда, «у некоторой части людей после вакцинации появилось чувство «принадлежности к правильному», и они им распорядились именно так – стали пытаться распоряжаться свободой других, демонстрировать превосходство и «избранность», вообразили себе права требовать от соседа унитарности.

Это вполне может быть реакцией некоего «внутреннего раба», который неожиданно получил поощрение от хозяина и рвется доказать ему свою преданность. Это реакция части бесправной толпы, которой много лет не удавалось добиваться от власти воплощения своих прав на свободы, и тут неожиданно они и власть оказались в одной команде. Они стали копировать поведение власти, столь же бесцеремонно вторгаясь в чужую жизнь, права, выбор… И, может быть, они сами-то и неплохие люди, взятые отдельно от процессов, но, как распрямляющаяся пружина, они страшны именно чувством приобщенности и внутренним чувством правоты, которое власть никогда не запретит, не переедет танком. Редчайший за последние годы шанс побыть с властью на одной волне? Очень похоже на правду», – пишет он.

А Юлия Фаддеева отмечает: «Мне кажется, у поста сразу заведомо неверный тезис – у нас без масок и не соблюдая правил гуляют все, а не вакцинированные. То есть если ты поймаешь 100 человек без маски в автобусе, процентное соотношение вакцинированных и невакцинированных будет такое же, как в городе в целом. Поэтому дальнейшие рассуждения и сравнения теряют смысл».

Ну а Михаил Дронов пишет о «цветущем многообразии» противников QR-кодов:

«На мой взгляд, тот сумбур, что происходит в Общественных мозгах относительно «QR-скептицизма» – не просто нелеп, но ведет к катастрофическим последствиям для и без того хрупкого взаимопонимания в российском (да и мировом) социуме. (Это все к метафорам «выплескивания ребенка вместе с водой», «черно-белого мышления» и проч).

Это ведь только с точки зрения атеиста – все многочисленные деноминации христианства сводятся «к вере в Бога». Если же вы хотите не просто сжигать христиан на кострах, а жить и взаимодействовать с ними на одной круглой Земле, заниматься бизнесом и строить многоголосие культуры и даже пытаться переубеждать их, – вы должны как-то вникнуть в различия их догматов, в их ценности и особенности мышления и проч. Так и с «антиваксерами» (нелепое словцо, грубо обобщающее все течения скептической мысли относительно текущего COVID-момента). Для вас они все «мракобесы»? Ну-ну… Навскидку там много всего:

– Да, есть вообще COVID-отрицатели (причем даже и они делятся на два мощных течения: тотально-конспирологическая секта политического уклона, это где Всемирный Заговор соросов биллгейтсовичей – и антипозитивисты, опровергающие вообще научную картину мира, это мир 5G и рептилоидов)…

– Но вот «QR-скептики» (а их большинство, по моим оценкам) – они, как правило, в рептилоидов не очень-то верят (и, на мой взгляд, молодцы), но внутри себя делятся на несколько течений:

– Ковид-профилактоскептики – это которые предъявляют массу вполне убедительных сомнений в смысле тотальной вакцинации (причем как с философскими обоснованиями в пользу естественного иммунитета и социал-дарвинистического «выживания сильнейших телом» – так и без оного, с опорой лишь на статистику; это две разных деноминации).

– Политические QR-скептики – это которые не против вакцинации вообще, но против жесткой сегрегации общества и поражения в правах «QR-скептиков всех мастей как таковых»… Они, естественно, во многом используют логический аппарат ковид-профилактоскептиков и, в свою очередь, делятся на два, как минимум, мощных течения: QR-толерантисты (конструктивно выступают за расширенный перечень доступа в ряды насильно сегрегируемых) и инициативные QR-сегрегаторы (которые, в экстремуме, хотели бы отдельной инфраструктуры и Цивилизации вообще для невакцинированного по разным причинам меньшебольшинства…) etc.

И во всем этом подобало бы разбираться. И вовсе не ради одного лишь досужего любопытства – а потому что мир людских вселенных ценен своим многообразием и Человечество уже никогда не узнает, на какой развилке был сделан самый роковой шаг: при поджоге ли Александрийской библиотеки – или при убийстве последнего знатока письменности майя.

…Это была утренняя позитивистская и либертарианская проповедь Куарофобофила из Глубокого замка стертых тайн, если кто не понял. Amen. Пора бы заняться инфографикой».

 

Физика и лирика

 

В последнем ноябрьском обзоре книжных новинок Влад Толстов пишет о том, что свеженького появилось про творческих людей. Вот, например, есть книга американского историка моды о том, как художники разных эпох изображали драпировки и складки на одежде, – оказывается, в этом был глубокий смысл. Или вот исследование киноадаптаций русской классики, снятых в постсоветскую эпоху: там и сериал «Идиот», и четыре экранизации «Бесов», и «Анна Каренина», и так далее. Еще одну книгу написал известный режиссер Тимур Бекмамбетов: «В 2015 году вышел фильм «Убрать из друзей» – фильм, на мой взгляд, ужасный, но Тимур Бекмамбетов считает, что это революционное произведение искусства. Потому что в «Убрать из друзей» все действие происходит на экране компьютера (вернее, нескольких компьютеров) и это новая реальность, новый киноязык. А в 2020 году всемирный локдаун продемонстрировал, что этот визуальный язык стал общепринятым: все жили и общались в зум-конференциях, в скайпе, мир ужался до размеров экрана. Сам Бекмамбетов придумывает этому феномену название «скринлайф», и книга посвящена анализу этого явления».

Первый же обзор декабря – это мегаподборка, приуроченная к открытию ярмарки Non/Fiction: Влад Толстов пишет аж про 50 лучших новинок, которые там стоит поискать. В списке – сказки Вьетнама, третье издание книги о том, как снималась «АССА», культурологическая история желтого цвета, биография Достоевского, написанная иностранным писателем, и многое другое.

Тем временем в соцсетях обсуждали более локальное культурное событие: в Иркутске установили скульптуру Чехову.

«Вынужден высказаться по животрепещущему поводу. В этом году комиссия по топонимике и увековечению известных в Иркутске людей и событий при администрации города дала согласие на установку городской скульптуры следующего содержания: «Антон Павлович Чехов, прогулка по Иркутску в 1890-м году».

Инициаторам было отдельно указано на то, что речь идет о тридцатилетнем Чехове, мы подобрали фотографии того периода, обсуждались костюм и головной убор.

В дальнейшем, в соответствии с положением, сопровождение проекта осуществляла архитектурно-художественная секция Градсовета, которую (на общественных началах, как и в комиссии по топонимике) составляют архитекторы, художники, скульпторы.

Секция Градсовета компетентно и правильно настояла на смене исполнителя скульптуры в пользу более профессионального, и некомпетентно и неправильно настояла на, цитирую, «более узнаваемом» образе Антона Павловича Чехова.

К сожалению, эти процессы остались неизвестны историкам, краеведам, филологам из комиссии по топонимике.

В итоге мы получили анахронизм и казус – молодой человек на иркутской улице с головой Антона Павловича в финале его жизненного времени, в пенсне и с формой бороды привычными с детства членам архитектурно-художественной секции Градсовета», – высказался об этом Александр Гимельштейн.

А Яна Лисицина поделилась опытом ревакцинации:

«Я работаю с людьми (и, наверно, в параллельной реальности – с пингвинами, я видела, как работают с пингвинами в чешском зоопарке, поэтому я смогу, и научиться ругаться по-чешски, как ругалась пингвинный воспитатель, тоже смогу, по-польски я немного умею, остальное – была бы мотивация или хотя бы один пингвин), поэтому мне надо тряхнуть стариной, вернее – взболтнуть антитела.

Я вообще-то гуманитарий и считаю на калькуляторе (а не на арифмометре, как утверждают злые языки, ну и что, что у меня он стоит в мастерской, стоит и стоит, подумаешь). Я подсчитала, что полгода после прививки уже прошло и пора взболтнуться. Поэтому мы пошли за мандаринами в Яркомолл, и я сказала Василию «Иди-иди, я чичас-чичас, ревакнусь и приду в овощной за киви». Достала из закромов туловища паспорт и спросила в вакпункте небрежным тоном про «Спутник-лайт». Наверное, таким примерно, таким тоном Киса Воробьянинов требовал огурцов. И водки. Ну, чтобы звучало вежливо, но настойчиво, и с некоторой экзальтацией.

«Спутник-лайт» был, и соампульники тоже. Известно же, что ампула на одного не давится, а тут давилась – люди приехали откуда-то из пригорода и торопились обратно на дойку. Женщина так и обозначила сей тонкий момент, все сразу поняли, что дойка – это что-то, связанное с неумолимой поступью Хроноса.

В вакпункте был небольшой оживляж, но не столпотворение. Было бы совсем хорошо, если бы оформляла документы и проверяла здоровье не одна доктор, а два. Все шло бы живее, потому что у всех дойки, все-таки пятница. Доктор была чудо как хороша: очень старательная и очень строгая. И молода настолько, что, наверное, даже «Ласковый май» вряд ли застала. Пожалуй, когда я разглядывала Ленина в гробу, ее еще не существовало, да и мамы ее, возможно, тоже. Но молодость хороша тем, что дает шанс относиться к миру не цинично и устало, а со старанием хоть как-нибудь его улучшить. Доктор добросовестно заполняла документы, мерила температуру, давление, сатурацию. По-честному все делала. Тетка передо мной выдала какое-то высоковатое давление. Объяснила нервами перед прививкой. Но была отсажена на стул глубоко дышать и приходить в норму.

– Успокойтесь и снова померим, – сказала доктор. Тетка дышала как не в себя, стараясь снизить темп жизни и бурление крови.

В очереди пытались выяснить, кто за кем занял, и уступали друг другу: «Идите вы вперед, мы не торопимся… Нет-нет, ну что вы, я вас пропускаю…. Вы точно не торопитесь? Это вас не стеснит?» Категорически не хватало шляп с плюмажами, книксенов, мушек на щеках и парочки гренадеров во фрунт для блезиру.

Но строгий доктор сказала: «Не нужно ругаться, это нехорошо!» Мы пытались объяснить, что уступаем друг другу, но она была неумолима и призвала к порядку. Тогда мы шепотом дружелюбно шелестели друг другу из-под масок: «Идите, идите, ваш черед!», и делали круглые глаза.

Из отсека, где производились уколы, постепенно выходили люди. Женщины деликатно поправляла рукава платья, как будто ничего и не было. Мужики шли как герои: утомленные, уставшие, с задранными майками и расстегнутыми рубахами. Так выходят бойцы из окопа – шинель в клочья, пилотка на ухе, автомат узлом, но дух не сломлен. Да, живот, поросший мхом, да, синяя тату на груди. Но к чему условности после пережитого? К чему жеманство и кокетство? «И я даже не заплакал, мама!» – вот что важно!

Со мной мне в этот раз не повезло. Оказалось, что полгода после прививки исполнится только 3 декабря, а до этого не ревакцинируют. Как сказала доктор – новый куар не появится, а старый может пропасть. А куда я без куара-то? Инсигнии эти ношу с достоинством, изловчившись моментально показывать код на экране телефона легким движением руки, и тут же растворяясь в воздухе при благожелательном кивке охранника.

И киви, кстати, нынче недорого, а мандаринок с листочками нет».

Между тем, в российском прокате появилось несколько фильмов, на которые стоит сходить в последний месяц года. Среди кинопремьер декабря – новая «Матрица», черная комедия с Дмитриев Нагиевым, история о большой красной собаке и не только. Подробнее – в кинообзоре Телеинформа.

Ну а иностранные СМИ на неделе писали о том, как треск льда на Байкале под ногами испугал иностранцев, а в Якутию забрел амурский тигр. Также в свежем выпуске обзора «Сибирь, Байкал, Иркутск в зеркале мировых СМИ« – 25 самых захватывающих направлений для путешествий в 2022 году. Перечень составил National Geographic, разделив его на пять блоков, чтобы каждый нашел что-то для себя. И, конечно, на первой позиции среди природных мест, куда определенно стоит поехать – Байкал.

 

Обзор подготовила Мария Маякова

ИА Телеинформ

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 

стремительный инжектор

Ответ на сообщение - Ага

// "Чем непривитые опасны для привитых?" Никто не ответил...//

  Отвечаю. В случае со свидетелями Иеговы есть полный запрет переливать кровь вплоть до летального исхода. В случае  с Ковидом = спасать жизнь  больным стоит очень дорого  и не факт, что этого хочет прохожий без маски.  "Любовь " к жизни возникает после заражения. и госпитализации.

0 0

12.12.2021 19:06:03

Ага

--пишет главред «Байкальских вестей» Юрий Пронин...Примечательно, что на агитки антиваксеров про «соблюдение прав человека» и впрямь клюнули некоторые из тех, кто считают себя демократами. Какое, к лешему, «соблюдение»? С каких пор соблюдением прав стала смертельная опасность для себя и окружающих? Какая еще «сегрегация», какой «цифровой концлагерь»? Вам предоставили вагон времени. Все равно не привились? Это ваши проблемы, которые придется решить уже в принудительном порядке...--

Не, ну Шмидт ладно, ему прогибов под начальство уже не счесть, но Пронин?! Видать, привился, и все теперь обязаны, вот и весь секрет.

А по ОТР, кажется, был чёткий вопрос от зрителя - "Чем непривитые опасны для привитых?" Никто не ответил...

0 0

12.12.2021 18:18:58

вверх