Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О пресс-конференции Владимира Путина

[25.12.2021 / 12:03]

В четверг, 23 декабря, в Москве состоялась традиционная большая пресс-конференция президента Владимира Путина. Глава государства почти четыре часа общался с журналистами.

В ходе мероприятия затрагивались темы безопасности России, взаимоотношений нашей страны с другими государствами, закон об иноагентах, меры поддержки населения, рост инфляции, развитие регионов и частные проблемы отдельных субъектов страны.

В частности, Иркутская область на пресс-конференции Владимира Путина прозвучала в связи с темой пыток в иркутских колониях и СИЗО. Вопрос президенту задала Ксения Собчак, упомянув личность начальника ГУФСИН по Иркутской области, генерала Леонида Сагалакова, которому совсем недавно присвоили звание несмотря на сложную ситуацию в пенитенциарной системе региона.

Президент отметил, что «пытки и вообще жестокое, недостойное обращение с людьми, которые находятся в местах лишения свободы», – не только российская проблема. В пример он привел США и Францию, где, по словам Путина, много «таких мест, которых, как ему кажется, даже в странах третьего мира нет». Также глава государства добавил, что в России необходимо строить новые пенитенциарные учреждения на замену существующим, «потому что даже внешние условия содержания имеют значение».

Журналисты из соседней Бурятии подняли вопрос о возможной передаче озера Байкал в федеральную собственность. Глава государства подчеркнул, что ему неизвестно о том, что такой вопрос вообще обсуждался.

– Но если те, кто у Байкала проживает, хоть в чем-то сомневаются, не должно быть никаких опасений за то, что это произойдет. Вопрос может быть поставлен только в одной плоскости: помочь сохранению уникальной экосистемы озера и людям, которые там живут, – подчеркнул Путин.

Кроме того, Владимир Путин пообещал оказать помощь Улан-Удэ, где утром 23 декабря случился пожар на ТЭЦ-1. Из-за этого половина города осталась без тепла, в республике объявили ЧС.

По просьбе Телеинформа прошедшую пресс-конференцию прокомментировали иркутские политологи и политконсультанты.

Региональный эксперт «Центра ОППКП», политконсультант Владислав Шиндяев заметил, что никаких сенсаций не было, но их и ожидать не стоило. Формат мероприятия предусматривал общение с прессой, а не управленческий диалог с субъектами управления государством. Президент при общении со всеми публичными лицами очень последователен и точно придерживается сформированных позиций и приоритетов. В ходе пресс-конференции озвучили ряд важных для регионов вопросов, а Владимир Путин не только продемонстрировал, что знаком с ситуацией, но еще и заверил, что проблемы будут решаться системно, в рамках закона и с учетом интересов и мнения людей.

– Пресс-конференция в таком формате проходила уже в семнадцатый раз. И те, кто ожидал каких-то сенсаций, делал это зря – их не произошло. Более того, их и не могло быть, потому что президент очень последователен в своих позициях, уверениях, он придерживается строго определенной линии. Это касается всех вопросов управления государством. Каждое из предложений, перед тем как быть озвученными, детально прорабатываются.

Всё это не просто ожидаемо, это создает некую уверенность, потому что мы знаем, чего ждать, что будет, и позиция управления государством вполне ясна и понятна. Позиции не меняются и в отношениях с другими государствам, в том числе и с теми, с которыми диалог до сих пор проходит в напряженном формате. Понятно, что есть страны, в том числе и европейского блока, с которыми, несмотря на влияние общих напряженных тенденций выстраивания диалогов, удается поддерживать достаточно продуктивные отношения. Но даже в тех случаях, когда «поддерживать мир» непросто, президент сохраняет ровную позицию, находит точки соприкосновения и стремится к конструктиву.

В приоритете у Владимира Путина были и остаются люди. Это звучит всегда и по всем вопросам, не стал исключением и этот год. Поэтому, когда был задан вопрос в отношении статуса Байкала, президент подчеркнул, что речь идет о правовом режиме, но в любом случае, всё должно выстраиваться с одной стороны в интересах сохранения экологии, а с другой – улучшения качества жизни населения прибрежной территории Байкала.

Вторая важная деталь, которую всегда озвучивает президент – приоритет права. Поэтому, когда были заданы вопросы об уголовных делах и расследованиях в СИЗО и колониях, президент сослался прежде всего на рассмотрение данных вопросов в правовом режиме. Есть 17 уголовных дел, которые расследуются, и нужно дождаться решений по каждому из этих дел. После этого можно будет что-то комментировать и предпринимать. Никто не может быть обвинен в чем-то иначе как по решению суда.

Верен себе Владимир Путин и в вопросах социальной поддержки нуждающихся в заботе и помощи различных групп населения. Для него это тоже один из важнейших приоритетов. Группы, требующие поддержки, четко позиционированы, выделены и президент показывает хорошее знание ситуации как в области региональной специфики, так и в области поддержки конкретных групп населения. Потому и ответы на вопросы по этой теме Путин давал гораздо шире, чем это требовалось. Так он продемонстрировал глубокое знание проблем. Например, это было видно, когда президент отвечал на вопросы о прожиточном минимуме, размере пенсий и росте инфляции.

Также в ходе пресс-конференции был проведен анализ ситуации в отдельных регионах. И на все вопросы журналисты получили исчерпывающие ответы. Например, это касается вопроса о Хабаровском крае и ипотеке, либо темы, связанной с сотовой связью в Крыму. По ответам стало понятно, что президент гораздо шире рассматривает вопросы развития регионов: не только по каким-то конкретным направлениям, но и в целом на всех уровнях.

К этому же блоку относится проблема развития инфраструктуры на селе. Это важно, поскольку тема болезненная, но ей до сих пор не давали должной оценки. На этой пресс-конференции тему поднял один из журналистов, а Путин ответил, что по поводу этих территорий будет отдельная программа с определенным финансовым наполнением. Нельзя не отметить, что при появлении такой программы всё будет зависеть от каждого конкретного региона и региональной власти, ее стиля работы с программами. Но важно то, что программы создаются не только для городов, но и для развития инфраструктуры на селе. И президент подчеркнул, что эти программы не только создаются, но и наполняются необходимым финансированием, что обеспечивает возможность их эффективного применения на территориях.

Подводя итог, можно заметить, что приоритеты Владимира Путина остаются неизменными: сохранение четкой конкретной линии в отношении других государств, выстраивание партнерских отношений, преобладание права в любых позициях и при решении любых вопросов, поддержка регионального развития, поддержка конкретных людей на местах, а также выстраивание всех действий с точки зрения проработанных приоритетных направлений, – отметил Владислав Шиндяев.

 

Политолог, историк, общественный деятель Алексей Петров* поделился мнением, что большая часть вопросов не стоила того, чтобы их озвучивать вслух. Именно поэтому пресс-конференция президента не представляла особого интереса – там не было чего-то принципиально нового.

 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

 

– Несмотря на то, что иркутским журналистам не дали задать вопрос, тема, которая сейчас активно обсуждается в обществе, связанная с работой ГУФСИН, в том числе и в Иркутской области, была поднята Ксенией Собчак. Фактически, вчера она стала иркутской журналисткой. Она озвучила проблематику, которая в федеральных медиа, увы, связана с нашим регионом.

У нас в регионе очень много говорят об успехах, каких-то экономических моментах, достижениях. Все хорошо в Приангарье с точки зрения межэлитных отношений, конфликты закончились. Но есть и негативные вещи, которые продолжаются. Например, пытки и насилие в иркутских колониях, которые вчера получили в очередной раз освещение. Теперь надо ждать, какие решения будут главой государства приняты впоследствии.

Если же говорить о пресс-конференции в общем, то, честно сказать, я давно не жду от таких мероприятий каких-то важных политических заявлений. Это связано даже не с Владимиром Путиным, это связано с компетенцией журналистов. Половина вопросов, которые там задавали, их вообще не должно было быть. Ответы на бОльшую часть из них лучше знали сами журналисты, которые задавали вопрос. В связи с этим я пытаюсь понять, зачем о таком вообще спрашивать президента? Либо приезжим журналистам важно хоть что-то спросить и сделать фоточку для Инстаграма, либо существует какая-то предварительная договоренность, мне неведомая.

Есть же важные ключевые темы, о которых хотелось бы услышать. Например, вопросы внутреннего экономического развития, коммуникации с соседними государствами. Я, когда ложился вчера спать, думал, что войны в декабре не будет и это уже хорошо. Но мне кажется, общество требует информации в области политических реформ, тем более, что мы на пороге закона о публичной власти. Местное самоуправление входит в вертикаль власти, в связи с этим хочется понимать, как будет строиться коммуникация местного самоуправления и органов госвласти, как они будут взаимодействовать. Хотелось бы услышать вопросы о полномочиях регионов. Ведь их сейчас осталось мало, всё решает Москва.

Молодцы в этом плане наши соседи из Бурятии, которые подняли проблему изношенности сетей. Наша страна до сих пор живет за счет наследия советской экономики. Понятно, что всё это со временем изнашивается. Или вот озвучили то, что далеко не во всех сельских школах есть теплые туалеты. Некоторые журналисты смогли обратить внимание главы государства на проблемы, которые необходимо решать. И было бы здорово, если бы Путин сказал, что за 2022 год будет принята программа, по которой в течение года во всех сельских школах вне зависимости от региона будут построены теплые туалеты и проведена горячая вода. Вот что было бы правильно. Вот о чем надо говорить. Вместо этого журналисты задают Путину вопросы о пандемии. Но ведь он не врач и не вирусолог, что он может об этом сказать?

Мне думается, что было бы хорошо, если бы в будущие годы журналистов стало меньше, но чтобы вопросы были качественные. Например, выносить их перед пресс-конференцией на народное обсуждение, голосование. И те вопросы, которые наберут больше голосов, озвучивали бы президенту. Так бы Владимир Путин мог узнать, что на самом деле волнует народ.

Еще заметил интересную тенденцию: некоторые журналисты задают вопросы, которые боятся задавать региональные чиновники. Власти бросили на амбразуру журналистов, чтобы получить какие-то преференции для региона. Почему бы тогда не выбрать формат, при котором на пресс-конференции каждый регион получит право задать один вопрос, а Владимир Владимирович будет исполнять желания по субъектам. Даешь один новогодний подарок для каждого российского региона! – уверен Алексей Петров.

 

Политолог, главный редактор «Байкальских вестей» Юрий Пронин рассказал, что его впечатления от итоговой пресс-конференции главы государства унылые. Как и предыдущий эксперт, Юрий Пронин не услышал ничего принципиально нового.

– Впечатление унылое. Мы не услышали ничего принципиально нового. Все, что президент говорил по основным вопросам, звучало и раньше. Те, кто являются его сторонниками и пользуются информацией из официальных телеканалов, удовлетворены. Те же, кто не являются сторонниками Путина, ничего нового не услышали и по-прежнему не удовлетворены.

Сейчас в связи с пандемией немного смещается формат, так как не проводится как таковой прямой линии. Поэтому нынешняя пресс-конференция сочетала в себе некоторые элементы от прямой линии, этакий «глас народа», и собственно общения с журналистами. В этом году впервые аккредитация проходила по приглашению администрации президента, поэтому количество журналистов было хоть и велико, но существенно меньше, чем обычно.

Любопытно, что пригласили три СМИ-иноагента – «Дождь»**, «Медуза»*** и «Радио Свобода»****. Их допустили до мероприятия, но вопросы задать они не смогли. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков хоть и заметил, что ничего такого в этом нет, мы, мол, и из «кремлевского пула» не всем журналистам дали слово. Но с другой стороны, не была приглашена «Новая газета», главред которой – нобелевский лауреат Дмитрий Муратов. И вопрос Муратова по его просьбе задал другой журналист, присутствовавший на встрече.

Владимир Владимирович по-прежнему вещал для своего электората. Были вопросы о кардинальной ситуации в экономике, были точечные вопросы, как например, вопрос Ксении Собчак про пытки в колониях Иркутской области. Кстати, на мой взгляд, ее вопрос был хорошим, таких было немного. От силы могу пять хороших вопросов назвать. К ним относится вопрос Петра Козлова от BBC про иноагентов, вопрос от телеканала «Культура» про свободу художника и оскорбление чувств верующих, вопрос от Sky News про отношения России и Украины. Остальное было традиционно.

Нельзя было не обратить внимание, что Владимир Владимирович, отвечая на многие вопросы, включая вопрос от Собчак, начинал примерно так: «В других странах ведь тоже есть такие же проблемы». То есть глава государства тем самым говорит, что у нас всё еще ничего, где-то есть и похуже. Пытки, вот, есть и в США. При этом ничего не подтверждено фактами. Говорят, что когда Екатерина Вторая подписывала указ против пыток, один из ее фаворитов заметил: «Матушка, а чего? В Турции же тоже пытают», а она ответила: «А что мне до Турции?». Но вот Путин использует такой прием сравнения с другими странами и на его электорат, у которого нет альтернативной информации и разъяснений, этот аргумент работает.

Очень спорный вопрос был, связанный с расширением НАТО. Есть несколько точек зрения на него. Подход России в том, что нам нужна гарантия безопасности, НАТО не должно никуда продвигаться. Хотя, когда были реальные волны расширения НАТО, никаких усилий с нашей стороны не было. Сейчас как-то спохватились вдруг. И пока не очень понятно, что будет дальше.

В ходе пресс-конференции тональность президента иногда была достаточно мягкой, концовочка получилась неплохая, как мне кажется. Стало ясно, что Владимир Владимирович настроен на положительный лад и в ближайшее время никаких военных действий не будет.

Не совсем убедительными мне показались слова про пандемию. Но это традиционная ахиллесова пята нашей власти. Мы никак не можем выработать четкую линию, мечемся меж тем, чтобы сохранить экономику и сохранить жизни. Когда мечешься посередине, получается ни то и ни сё.

В целом, пресс-конференция обошлась без сенсаций. Владимир Путин, несмотря на возраст, в хорошей форме, четыре часа продержаться – это серьезно. Как мне кажется, это мероприятие по-прежнему ориентировано на граждан старшего возраста, может, отчасти среднего. Сама форма общения, как и содержание сказанного, представляют из себя новый консерватизм. И он хорошо воспринимается электоратом Владимира Владимировича.

 

Политобозреватель Галина Солонина также отметила, что не озвучена ни одна суперновость, а журналисты использовали мероприятие как способ пролоббировать решение той или иной проблемы в регионах.

–   Многие журналисты, особенно из регионов, использовали пресс-конференцию не по своему профессиональному назначению, а в лоббистских целях, выполняя задачи чиновников – кому помощь по ликвидации коммунальной аварии нужна, кому – протолкнуть хоть и очень хороший, но все же коммерческий проект, и т.д. Было порой стыдно.

Во-вторых, вопросы по большей части предсказуемые, на которые уже раньше звучали ответы.

Кроме того, президент не приготовил ни одной суперновости для этой пресс-конференции. А что бы хотелось видеть и слышать? Я бы спросила, каким он видит будущее международных отношений (прогноз, а не мечта), будущее России. Спросила бы, какой бы сценарий он хотел для реализации трансфера власти? Будет ли преднамеренно формироваться политическая элита – команда развития России, из которой затем будут предложены претенденты на высшие должности в стране, или же этот вопрос нужно отдать на волю случая? Спросила бы о том, что он читает/смотрит/слушает, с кем дружит. Полезла бы в дебри личной жизни и спросила бы, общается ли он со своей бывшей женой и не жалеет ли о разводе, чем занимаются его дочери и в стране ли они. Хотя, возможно, я устарела, и все это не очень интересно людям, – поделилась мнением Галина Солонина.

 

* внесен Минюстом в реестр СМИ-иностранных агентов

** СМИ признано Минюстом иностранным агентом

*** СМИ признано Минюстом иностранным агентом

**** СМИ признано Минюстом иностранным агентом

 

ИА Телеинформ

 

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 
вверх