Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Коронавирусные тревоги и политический мир

[28.12.2021 / 10:51]

Истекают последние дни декабря – менее недели осталось до торжественного боя курантов, праздничных фейерверков и новогодних каникул. По традиции Телеинформ подводит черту и рассказывает о главных событиях уходящего года, каким он запомнился нам и нашим экспертам. Что было важного для жителей Иркутской области в эти двенадцать месяцев?

По версии научного директора иркутского МИОН Дмитрия Козлова, событием номер один уходящего года стали реальные подвижки в решении экологических проблем региона.

– Мне нравится, что у губернатора Иркутской области выстраивается экологическая повестка, видение, связанное с тем же Байкальском. Но это очень сложная проблема, потому что можно и Шелехов, и Братск сюда вплести, и Усть-Илимск. Здесь непаханое поле для инициатив, для встраивания новых идей. С этой точки зрения можно говорить о каком-то комплексном подходе или части стратегического плана развития области, но я не готов.

Но, тем не менее, имеется ряд движений, связанных и с началом рекультивации пораженной зоны в Усолье («Усольехимпром»), и в Байкальске (отходы деятельности БЦБК), привлечение крупных инвесторов. Например, заход на территорию ВЭБ.РФ, планы развития с этой точки зрения. Но здесь «фифти-фифти», насколько это не останется на бумаге, а будет реализован некий проект. Потому что иногда видится, что это делается силами Москвы без какой-то региональной привязки, такой федеральный «десант» менеджеров без связи с местными элитами. Но может быть, это и хорошо, потому что тут необходим достаточно высокий уровень исполнительства, не завязанный на местных интересах. С другой стороны, есть минус, потому что это может «повиснуть» в воздухе и будет оторвано от реалий, какие-то вещи будут решены в московских коридорах и столичных конторах. Большое значение будут иметь крупные проекты. Но сейчас, конечно, не время этих проектов в связи с пандемийной ситуацией в России. Здесь очень неблагоприятная ситуация для реализации инвестиционно затратных ивентов.

Возвращаясь к другим главным темам – это «пресловутый» майнинг. Иркутская область у нас – «номер один» по дешевизне электроэнергии, и в том числе эта дешевизна «стреляет» в том, что связано со знаменитой добычей криптовалюты. Но здесь есть такой момент, что крупные корпорации используют тему майнинга с точки зрения выравнивания тарифов на электроэнергию. Ряд экспертов считает, что это надуманная тема, она используется для того, чтобы выставить какой-то счет и принять решение о том, что все-таки тарифы на электроэнергию для индивидуальных потребителей в регионе должны быть подняты и каким-то образом уравнены с общероссийскими. Здесь это такая площадка борьбы, и растет ком взаимного недоверия. Так что тема майнинга будет развивающейся с разных сторон – и с точки зрения возможности простых людей заработать, и с точки зрения фейковой новости, которая будет использоваться для манипуляций, для вброса идеи о повышении энерготарифов.

Важный момент – устранение последствий наводнения 2019 года в области. Есть реальные шаги, которые предпринимаются в Тулуне, это и открытие школ, и какой-то новый облик города. Нельзя не отметить, что подвижки есть, и они очевидны.

Еще один момент – это, конечно, пандемия и все, что с ней связано. Можно сказать, что Иркутск находится в «середняках» – мы не являемся лидерами по числу заболевших, у нас есть своя специфика, связанная с вахтовиками, есть проблема с недостатком койко-мест, но это решаемо. С этой точки зрения пандемия – постоянный вызов действующей администрации, которая работает с переменным успехом. Есть относительные победы, но есть и поражения, связанные иногда с провисанием самой системы здравоохранения.

Другое значимое событие года – это митинги в поддержку Навального. Движуха была, при этом достаточно жестких репрессий в области не было – все как у всех. Не было запущенной репрессивной машины, но в то же время нельзя сказать, что эти митинги получили большую поддержку людей. Не произошло массовых шествий или демонстраций, подобных тем, которые были запущены, например, в защиту Фургала (Сергей Фургал, экс-губернатор Хабаровского края, его арест вызвал широкий общественный резонанс и многотысячные митинги, – ред.).

Плюс значимый момент – Иркутская область всегда являлась частью так называемого «красного пояса» и как бы опорой и основой КПРФ. Но в свете последних подвижек, по итогам голосования на выборах в Госдуму РФ компартия терпит относительную – не абсолютную – неудачу. Можно сказать, что ее влияние не распространяется, хотя у нас остается достаточное количество людей, которые голосуют за коммунистов, и эта партия уже не является доминирующей в регионе. У нас «Единая Россия» вполне оправилась от предыдущих ударов, и в регионе сейчас двухпартийная система.

Причем очень интересны последние результаты, связанные с партией «Новые люди», – именно в иркутском регионе во время выборов в Госдуму у нас достаточно большое количество ее сторонников выявилось. Относительный успех – это запрос на уровне электората Иркутской области на какое-то изменение, в том числе, и оппозиционности, из-за недостаточной удовлетворенности традиционной оппозицией в лице КПРФ и ЛДПР, на поиск новых лиц и фигур. У нас вообще неожиданный представитель в Госдуме – Георгий Арапов, очень молодой человек, которого никто не знает в области и который в силу партийных раскладов представляет наш регион. Но то же можно сказать и про «Единую Россию», там тоже были свои курьезы, связанные с голосованием по партийному списку, и Иркутская область отличилась. Это все – специфика электорального голосования в современной России. В принципе, получились очень интересные выборы в Госдуму, их интересно анализировать, и нельзя сказать, что была, условно говоря, стопроцентная поддержка Путина и «Единой России», или что регион выступил против. Там очень сложная конфигурация получилась.

Еще надо отметить отсутствие в Приангарье явных конфликтов, которые были раньше, – мэра и губернатора, противостояние внутри Законодательного собрания, все это ушло на задний план. У нас есть какое-то свое мнение, достаточно четко выраженная позиция, но она не проявляется в активных конфликтных ситуациях. Возможно, это развитие новой политической культуры в Иркутской области. Раньше мы характеризовались как «протестный регион», а здесь, может быть, можно говорить о каком-то новом этапе. Или это все-таки некий «штиль», но тогда есть проблемы: или это ситуация спокойствия, или затишье перед бурей. Тут особенно сложно, потому что форс-мажорная ситуация с пандемией. Это такой мобилизационный режим и общества, и экономики. Мы сейчас видим: все, что связано с QR-кодами, – обсуждение их ввода, проблемы с принудительной или добровольной вакцинацией, – стремительно превращается в политику. Из чисто медицинских характеристик – надо ли прививаться, полезно ли это, – оно становится обсуждением прав человека, обсуждением выбора, политических предпочтений, политпрограммы разных партий. На наших глазах формируется новая политическая повестка. Уже по последним событиям можно сказать, что эта проблема раскалывает общество, – например, по митингам, которые проводятся, в том числе, партиями на предоставленные от государства деньги, и по такой осторожной, сдержанной реакции властей на все эти действия. Правительство, скажем так, держит паузу в отношении общественной активности, связанной, в том числе, с проблемой вакцинации.

 

Политобозреватель Галина Солонина выделяет свою десятку главных событий-2021:

 

1.17 декабря приступил к работе Тайшетский алюминиевый завод компании «РУСАЛ». Это, пожалуй, самое важное событие уходящего года. Крупный инвестиционный проект реализован, новый промышленный гигант приступил к работе. Событие знаковое для всей страны: до сих пор наш алюминиевый бизнес пользовался, в основном, наследством Советского Союза – заводами, построенными в те времена в режиме комсомольских строек и ушедшими в частные руки после приватизации 90-х годов. Новое практически не строили. И поэтому Тайшетский алюминиевый завод – не просто бизнес-проект, а некое доказательство, что уникальный российский капитализм умеет не только грабить, не только разрушать, но иногда – и создавать.

 

2.16 августа состоялась встреча Владимира Путина с губернатором Иркутской области, на которой были подведены итоги «президентского задания», данного Игорю Кобзеву в декабре 2019 года при назначении врио губернатора. Результаты встречи имеют как тактическое значение (в том числе пополнение бюджета области на сумму более 4,5 миллиардов рублей), так и стратегическое – включение региона в ряд национальных проектов, что в дальнейшем станет направлением развития.

 

3.На промплощадке «Усольехимпрома» завершена работа по предотвращению экологического вреда. Был не только демонтирован цех ртутного электролиза, но также разобраны и направлены на очистку его останки. Законсервированы все скважины рассолопромысла, ликвидирована угроза попадания нефтепродуктов в Ангару. Выполнены в полном объеме все аварийные работы. Экологический апокалипсис в отдельно взятом городе отменяется, дальше работы будут вестись в плановом режиме. В том числе, нужно приступать к решению задач, связанных с дальнейшим развитием экономики Усолья-Сибирского.

 

4.26 августа были подведены итоги торгов по продаже имущественного комплекса БЦБК, остановившего свою работу в 2013 году. Это важная веха: фактически, завершилась история БЦБК – главной угрозы экосистеме уникального озера Байкал. Теперь у имущественного комплекса есть собственник – ВЭБ.РФ, который отвечает за дальнейшее использование промплощадки бывшего целлюлозного гиганта. Что будет построено на этом месте? Есть проекты, предложения, но пока более-менее подробно известно только о Международном центре воды (компания En+).

 

5.Запуск в рамках нацпроекта «Экология» программы «Чистый воздух» для города Братска. Это уже третий город в Иркутской области (после Усолья-Сибирского и Байкальска), экосистемой которого занялся напрямую федеральный центр. Цель – снизить промышленные выбросы в атмосферу, чтобы довести показатели в Братске до нормативных. Задача глобальная: Братск – один из крупнейших промышленных центров России, так что в рамках программы «Чистый воздух» потрудиться придется всем – и бизнесу, и государству, и муниципалитету.

 

6.Заключен контракт, по которому на Байкале вскоре появятся пассажирские суда инновационного типа на подводных крыльях. Это будет первый опыт российских судостроителей по созданию таких судов. А учитывая, что предполагается получить их в лизинг, можно говорить об открытии возможностей масштабного обновления байкальской флотилии. Проект реализуют судостроительная компания «Вымпел» (Рыбинск) и ВСРП (Иркутск, Группа компаний «Истлэнд»).

 

7.Выборы в Госдуму. Это, пожалуй, одно из важнейших политических событий года для всей страны. Иркутская область оказалась в числе регионов, где зафиксировано минимальное количество нарушений. Эксперты признали, что это были одни из самых чистых выборов. Кандидаты от «Единой России» взяли больше всего мандатов – три по одномандатным округам и один – по партийному списку.

 

8.3 ноября под Пивоварихой в Иркутском районе упал самолет Ан-12, летевший по маршруту «Якутск – Иркутск». Погибли девять человек. Это трагичное событие, в очередной раз подтвердившее репутацию Иркутска как «города падающих самолетов» и напомнившее о том, что вопрос со строительском нового аэропорта нужно решать как можно быстрее.

 

9.Уже немного забылось, но в начале 2021 года в Иркутской области началась вакцинация от ковида. На самом деле, это событие коснулось большей части населения региона: каждый должен принять решение, он «за» или «против», каждый – приспособиться к жизни в условиях QR-кодов.

 

10.Важное событие 2021 года: бюджет региона оказался лучше, чем прогнозировали, и мы вновь вернулись к тенденции роста бюджетных доходов. Можно сказать, что государственные финансы (а значит, социальная сфера, инфраструктурные проекты и прочее) оправились от удара, нанесенного в 2020 году коронавирусом. Прогнозы на 2022 год – еще более оптимистичные. Жизнь продолжается.

 

Политолог и публицист Сергей Шмидт главным в 2021 году считает не какое-то конкретное событие, а общее общественно-политическое состояние в Иркутской области.

- Я бы охарактеризовал его как достаточно необычное, экзотичное для нашего региона состояние «политического мира». Разумеется, можно привести отдельные факты, свидетельствующие о том, что мир этот не является абсолютным. Но этих фактов будет не много: демарш отставного братского политика Виталия Шубы на выборах в Госдуму, небольшие по количеству участников акции КПРФ против куар-кодов, информационный накат на министра здравоохранения Якова Сандакова. В общем, это все, что приходит в голову.

Заранее оговорюсь, что три серии акций в поддержку Алексея Навального следует связывать с так называемой федеральной повесткой, а иркутской спецификой в них является то, что только одна из них подверглась силовому подавлению. В области отсутствуют полноценные информационные войны, имитацию которых можно наблюдать в телеграм-канальном хрюканье, но все происходящее в телеграм-канальном информационном гетто не идет ни в какое сравнение с тем, что переживала Иркутская область во времена губернатора Ерощенко или губернатора Левченко. Будущее покажет, имели ли мы дело в 2021 году с неким «затишьем перед бурей» или с началом долговременного тренда. Так или иначе, 2021 год в истории Иркутской области останется как самый политически спокойный год последнего десятилетия, и это несмотря на то, что это был год думских выборов и год, в начале которого ожидалась активизация радикальной оппозиции в связи с возвращением и посадкой Алексея Навального. Причин этого спокойствия несколько: упомянем общую усталость региональных элит от конфликтов (навоевались!), разумный арбитраж со стороны губернатора Кобзева и более скудное финансирование публичного обеспечения политических процессов.

Если пройтись по событиям года и не отделываться обязательным этикетным упоминанием о думских выборах, я бы выделил следующие, пусть менее громкие, чем думские выборы, но все-таки важные. Первое место – открытие Алюминиевого завода в Тайшете, второе – существенное продвижение в ликвидации последствий накопленного вреда «Усольехимпрома» (осуществленное структурами Росатома), третье – летнюю и осеннюю волны ковида, четвертое – активное сотрудничество губернатора с «Единой Россией» на выборах в ГД - вступление Игоря Кобзева в ЕР и передача Кобзеву руководства в ИРО ЕР. Пятое – из простого человеческого сочувствия к раздавленной оппозиции отмечу-таки достаточно успешные по количеству участников акции сторонников Навального в январе и апреле.

Совершенно отдельно хотел бы упомянуть в качестве главного негативного события года -  присвоение статуса иноагента иркутскому общественнику и медийщику Алексею Петрову*, а также всяческие чудовищные репрессивные глупости вроде присвоения такого же статуса Иркутскому союзу библиофилов**.

 

Политолог, главный редактор «Байкальских вестей» Юрий Пронин ставит выборы в Госдуму на первое место, а также напоминает о значимых кадровых переменах в «силовом блоке»:

– В этом году достаточно важным событием были выборы в Государственную Думу. Хотя они прошли довольно зарегулировано, результаты партии «Единая Россия» в Иркутской области были не самыми высокими. Но, с другой стороны, Приангарье не числилась среди регионов, в которых были скандалы с подсчётом голосов. У нас всё было достаточно чисто. Не знаю, правда, довольны ли в Москве, что у нас было чисто, но с невысокими результатами, но с точки зрения беспристрастного судейства всё прошло хорошо.

Стоит отметить, что у нас произошли значительные кадровые перестановки в силовом блоке. Это важная тенденция. У нас сменились руководители и Следственного комитета, его возглавил Анатолий Ситников, и прокуратуры, которую возглавил Андрей Ханько. Первые шаги их достаточно активные, посмотрим, что будет дальше. Мы часто говорим, что «варяги» – это не очень хорошо. Но в таких делах, как борьба с коррупцией, расследование различных преступлений – может и хорошо, что это люди из других регионов. Эти люди приезжие, и у них достаточно активный старт. Даже, насколько мне известно, настолько активный, что у руководителя Следственного управления некоторые трения возникли с председателем СКР Александром Бастрыкиным. Будем надеяться, что активность не снизится.

Под конец года у нас начала развиваться история с QR-кодами, расколом общества. Информации по этому поводу много, я не буду повторяться, но обратил бы внимание на такую вещь. Она, что называется, «не с руки» ни руководству страны, ни, возможно, губернатору. Все опросы показывают, что как раз среди различных сегментов оппозиции (и к президенту, и к «Единой России») как раз значительно выше процент лояльных и к QR-кодам, и к ограничениям, и к вакцинации. А основная часть «антиваксеров» – со всеми их нюансами – по большей части находится внутри путинского электората. Это либо лояльные нынешнему политическому руководству, либо безразличны к нему. И непонятно, что делать. «Хорошо» ругать Навального и всех прочих в политическом плане, но ведь как раз эти ребята сейчас к вопросам вакцинации и QR-кодов в основном лояльны. С политической точки зрения это очень сложная проблема. Тут не разгонишь никак с помощью силовых структур, как с политическими выступлениями. Я думаю, тут ещё предстоит долго и трудно работать и на федеральном уровне, и на региональном.

Также в конце года стали обсуждать проблему майнинга и тарифов для майнеров. Это важная история. То, что Иркутскую область называют столицей майнинга – это объективно. Потому что, во-первых, у нас самая дешёвая электроэнергия пока ещё, а её требуется много для добывания криптовалюты, а во-вторых, в Китае майнинг запретили жёстко, и часть предпринимателей оттуда переместились сюда. Я думаю, что эта проблема будет подспудно присутствовать весь следующий год. Есть сейчас подход, что всё это нужно ввести в легальное русло и повысить тарифы для майнеров. Но как это вычислить - кто конкретно занимается майнингом? А если начнём повышать тарифы по площадям, то есть для целой группы населения под предлогом регулирования майнеров, то это будет довольно сильное повышение. Потому тут тоже довольно сложно какое-то оптимальное решение принять. Я, конечно, понимаю, есть целые группы интересантов, которые не против это сделать, но это социально опасная затея. Так что посмотрим, как дальше будет.

 

Политконсультант Владислав Шиндяев прежде всего делает акцент на том, как на события повлияла пандемия коронавируса.

– В этом году экономика и жизнь общества у нас по-прежнему определялась ситуацией с пандемией. К сожалению, мы вынуждены руководствоваться обстоятельствами, связанными с распространением среди жителей региона инфекции COVID-19. Мы пришли в этом году к вопросам вакцинирования. Да, сложно переламывали эту ситуацию, сейчас уже можно сказать, что основная масса людей осознала необходимость вакцинации и использования QR-кодов – это то, что уже принято и существует во всём мире. У нас это шло с трудом, но, тем не менее, мы через какие-то ограничения всё-таки добились того, чтобы начать двигаться по пути вырабатывания коллективного иммунитета.

У нас и в экономике достаточно серьёзная перестройка в этом году началась. Мы видим, что целые пласты направлений претерпевают серьёзные изменения, особенно это касается сферы услуг, которая напрямую работает с людьми. Многие предприниматели, предприятия, оказывавшие услуги населению, вынуждены были закрыться, причём не просто закрыться, а пересмотреть свои специфику или сферу своей работы. В том же общепите неизвестно, что ждать дальше, будут ли введены новые ограничения, будут ли они на продолжительный период или их отменят и на какой период. В каком масштабе эти ограничения будут действовать, этого сейчас не знает никто, это зависит от развития очередной волны коронавируса, каждая из которых проходит всё сложнее, появляются новые штаммы вируса и так далее.

С другой стороны, эти процессы в экономике привнесли определённые моменты в инвестиционную деятельность, потому что у нас назрели вопросы капитальных вложений в ряд новых сфер. И сейчас сектор инвестиционной политики тоже претерпевает серьёзное изменение и перераспределение. Потому мы говорим о глобальном пересмотре всей экономической сферы, касающейся мелкого и среднего предпринимательства. Сейчас уже никто не ждёт, что ситуация с коронавирусом пройдёт, все уже поняли, что нужно выживать в том положении, в котором мы находимся и в котором будем жить дальше.

Что касается политической ситуации, то мы в этом году жили в рамках подготовки и прохождения главного электорального события в нашей стране – избрания нового созыва Государственной Думы Российской Федерации. Очень много вопросов возникало ещё на стадии подготовки. Мы много работали, чтобы выборы прошли легитимно, открыто и без нарушений. В Иркутской области, в принципе, мы с этой задачей справились, никаких нарушений особых не было, а если и были, то они носили технический характер. Выборы прошли законно, многие округа были конкурентными и до конца никто не знал, как разрешится ситуация. Но в принципе исход выборов в большинстве случаев соответствовал первоначальным прогнозам. Хотя борьба была достаточно напряжённой. Но самое главное, что выборы прошли в установленном законами порядке, и вопросов к результатам избрания депутатов никаких нет.

Но при этом мы не обошлись без сенсаций. У нас появились новые игроки. Впервые за длительный период в Госдуме появилась новая партия, пусть и в небольшом составе. Это, конечно, «Новые люди». Причём в ГД прошёл и депутат от Иркутской области, показав неплохой результат. Выборы показали политические тенденции по снижению электората у определённых партий системной оппозиции, что также интересно и для анализа того, что будет в регионе в дальнейшем политическом развитии.

Кроме того, этот год был объявлен Годом Байкала в Иркутской области, и у нас произошёл прорыв с точки зрения экологической повестки. Но самое главное, мы идём к следующему шагу: это не только решение экологических вопросов, но и создание на базе проблемных зон новых территорий, которые смогут обрести новую перспективу, новую жизнь. Поэтому можно сказать, что «экологический год» в Иркутской области реализован в полном объёме. Это касается и Усолья-Сибирского, и Байкальска, и других многих территорий, производств. Экологическая повестка задана и настолько, что она имеет потенциал развиваться и в будущем.

Самое главное, что мы к концу 2021 года подходим при отсутствии каких-либо внутриэлитных и политических скандалов. Мы входим в конец года без каких-то сбоев. У нас в плановом режиме приняты бюджеты и на уровне муниципалитетов, и на уровне региона. На сегодняшний день мы можем говорить о том, что Иркутск и Иркутская область находится в достаточно спокойном политическом состоянии, что для нашего региона тоже является серьезным достижением и результатом серьезной работы в этом направлении. Новый год пройдёт в очень сдержанном формате, продиктованном санитарно-эпидемиологической ситуацией, но не из-за каких-то политических и экономических моментов, а прежде всего для того, чтобы не допустить усложнения эпидемиологической ситуации. И это осознают практически все участники политического процесса и руководители, которые несут ответственность не только за себя, но и за свои коллективы.

 

Политолог, историк, общественник Алексей Петров* обращает внимание на политические события – выборы, общественную поляризацию, проникновение федеральной политической повестки.

 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

 

– Год был достаточно сложный, очень поменялся политический ландшафт, есть вещи, которые не очень видны в общем пространстве, а есть те, которые хорошо чувствуются. С одной стороны – прошли выборы в Государственную Думу РФ, на которых победили все те, кто должен был победить – по большей части. Иркутская область осталась тем регионом, где нет доминирования партии «Единая Россия», а как минимум, присутствует КПРФ, что было видно на примере Михаила Щапова. И, соответственно, те тренды, которые были на российском политическом курсе – что Дума должна быть не четырех-, а пятипартийной – сработали и в Иркутске. Здесь «Новые люди» тоже очень удачно выступили, и даже 22-летний студент, представляя Иркутскую область, попал в депутаты.

Во-вторых, это был год, когда сменилось руководство регионального отделения «Единой России». Сергей Сокол покинул Иркутскую область, а Игорь Кобзев возглавил отделение после удачно проведенных выборов, поскольку он смог своим авторитетом, рейтингом накидать, в том числе, голосов «Единой России». Но это больше федеральный тренд, чем региональный – полагаю, что если бы ему не предлагали, он бы ее не возглавлял – зачем ему нужна эта лишняя головная боль?

Третий момент – усиление политической поляризации общества. Мы это видели с января, поскольку Иркутск попал в число городов, где проходили протестные митинги. Причем у нас было два абсолютно разных митинга. Первый был достаточно спокойный, без задержаний. И второй – с массовыми задержаниями. Это тоже говорит о том, что как только меняется какая-то федеральная картинка и приходят поручения из Москвы или от каких-то федеральных структур, то региональные силовые и прочие органы быстро входят в этот российский тренд. И Иркутск из города, в котором всегда было много демократии, становится все больше похож в плане политики на обычные российские города.

Это выражено во многих вопросах – в том числе в том, что теперь в Иркутске есть и иностранные агенты. Хочешь-не хочешь, но об этом нельзя не сказать, поскольку все-таки это тоже накладывает отпечаток на ситуацию. Конечно, хочется поблагодарить всех тех, кто поддержал или выразил негодование таким решением, как решением, связанным с Иркутским союзом библиофилов*. Но видно, что все федеральные тенденции, которые сейчас преобладают, они приходят и в региональную политическую плоскость.

Что касается экономики региона, то в целом год, конечно, был сложным. Прежде всего, это связано с пандемийными ограничениями и борьбой малого и среднего бизнеса за то, чтобы им разрешали работать. Мы это видели на примере и писем, и встреч с губернатором. Очень жесткие позиции Роспотребнадзора, который сейчас является как бы третьей властью в регионе – есть исполнительная власть, есть представительная, и есть Роспотребнадзор. И я даже не могу сказать, что именно в таком порядке, поскольку иногда он принимает решения, невзирая на все и вся. Если сравнить с 2020 годом, я помню историю полуторалетней давности, когда у нас только появлялись первые больные ковидом. Тогда мы месяц не работали, охали-ахали, спрашивали, что происходит, а теперь мы каждый день сообщаем про 500-600 больных и относимся к этому спокойно. То есть, получается, мы привыкли жить с ковидом. И такое чувство, что мы всегда будем с ним жить, то есть теперь нужно просто привыкать к этому и так выстраивать всю жизнедеятельность – и экономическую, и общественную, и политическую – с учетом ограничений, которые есть или могут быть. Конечно, я не сторонник никаких закрытий, по той причине, что у всех людей есть семьи, дети, все они хотят есть, а закрытие любой сферы бизнеса говорит о том, что какое-то количество людей тут же лишается зарплаты.

Два плюса этого года – это достаточно активное вхождение ВЭБ.РФ в проблематику Байкальска, об этом все чаще и чаще говорят, а также участие Росатома в усольском проекте. Еще отмечу открытие Тайшетского алюминиевого завода РУСАЛа. Мне кажется, что все это должно как-то встряхнуть малые города – на примере, соответственно, Байкальска, Усолья-Сибирского и Тайшета. По крайней мере, очень хотелось бы в это верить, поскольку когда-то, когда появлялись эти города, вокруг них была такая активная жизнь и люди, которые туда приезжали, понимали, что предприятия, которые там работают, никогда их не бросят. Времена поменялись, теперь уже новые компании, новые госкорпорации, мир другой. Но очень хотелось бы, чтобы они, помимо бизнеса, не забывали про социальную инфраструктуру, так как людям хочется жить здесь и сейчас. Хотят сейчас водить детей в хорошие школы, плавать в бассейнах, ходить по комфортной среде, хорошим дорогам.

Если почитать новости, у нас было много разных побед в 2021 году в культурной и в партийной деятельности. Но, увы, средний уровень жизни человека снизился, об этом говорит любая статистика. Потому что чек в магазине увеличился, а заработная плата не слишком возросла, поэтому тревожность в обществе сохраняется. И с этой тревожностью мы переходим в 2022 год.

 

* включен Минюстом в реестр СМИ-иностранных агентов

 

** включен Минюстом в реестр СМИ, признанных иностранными агентами

 

ИА Телеинформ

 

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 

Ослик ИА

Депутат Госдумы Сергей Левченко подведёт итоги уходящего года сегодня в прямом эфире

Смотрите в прямом эфире ютуб-каналов "Сергей Левченко" или "Сергей Королев", либо в Инстаграм-каналах "Товарищ Левченко" и "БГ Иркутск". Начало в 19.00.

0 0

29.12.2021 10:43:34

вверх