Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О призыве России к прекращению огня на Украине

[31.03.2022 / 11:06]

Совет Безопасности ООН на прошлой неделе не принял гуманитарную резолюцию России с призывом к прекращению огня на Украине. Комментируют иркутские политобозреватели.

Как пишет РИА Новости, документ не набрал необходимых девяти голосов из 15. За резолюцию голосовали Россия и Китай. Остальные члены Совбеза ООН воздержались. В число соавторов резолюции вошли Белоруссия, КНДР и Сирия. Постпред Китая при ООН Чжан Цзюнь посетовал, что Совет Безопасности в итоге «оказался неспособен достичь договоренности».

Ранее западные представители в Совбезе, в частности постпреды США и Великобритании, уже дали понять, что не будут поддерживать российскую резолюцию, так как она не обвиняет Москву в создании гуманитарного кризиса на Украине и не называет ее агрессором.

Телеинформ обратился к иркутским политнаблюдателям с вопросом, возможно ли сейчас вообще, на их взгляд, в текущих условиях сформулировать хоть какую-то гуманитарную резолюцию, учитывающую интересы всех сторон.

 

Политолог и публицист Сергей Шмидт отметил:

– Как довольно остроумно и точно выразился международник Фесенко, «ООН пытается управлять миром от имени итогов Второй мировой войны». В чем заключается смысл этого управления? Если между любыми странами, относящимися к пятерке победителей во Второй мировой войне, – США, Россия, Великобритания, Франция и КНР, – возникает хоть какое-то разногласие, никаких ни реальных действий со стороны ООН, решение о которых принимает Совбез, ни даже каких-то деклараций быть не может в принципе, потому что любая из этих стран может заблокировать это решение. Таковы правила, предоставляющие этим странам возможности так называемых вето-игроков.

Поэтому, когда происходят такие вещи, это просто продолжение конфликта в пространстве ООН, на этой платформе. Тех, кто печалится по этому поводу, можно успокоить, что если, например, Совбезу предложить принять резолюцию о том, что Россия является агрессором, она тоже не будет признана, потому что Россия наложит вето, а Китай, скорее всего, воздержится и займет нейтральную позицию.

Потому, говоря откровенно, с особой серьезностью относиться к тому, что там происходит, невозможно. Если же пытаться сделать аналитический вывод, можно сказать так. Как только наметится движение в сторону хоть какого-то согласования интересов по поводу украинского вопроса, возможно, появятся нейтральные резолюции, где ни слова не будет сказано ни про агрессию России, ни про вину Запада в расширении НАТО, ни про «украинских нацистов». Нейтральные резолюции, в принципе, могут быть одобрены Советом Безопасности ООН, и это станет свидетельством того, что ну хоть какое-то движение в направлении разрешения проблемы, по крайней мере, в гуманитарной сфере, началось. А то, что сейчас этого не произошло, – это просто еще одно свидетельство того, то продолжается и силовое противостояние. А самое главное, продолжается противостояние в рамках «борьбы нервов», когда все стороны решительно стремятся к абсолютной победе, полагая, что время для компромиссов еще не наступило.

 

Историк, научный директор иркутского МИОН Дмитрий Козлов высказался об этом чуть более пессимистично:

– Пока что идут вооруженные действия с обеих сторон, и в последнее время у нас многие уже говорили о третьей фазе противостояния и о том, переход это в стадию позиционного конфликта, причем достаточно долгого, или все-таки это перегруппировка сил. В последнем случае это в дальнейшем, конечно, новое обострение вооруженного противостояния с применением дополнительных ресурсов. Но это все подразумевает проблему эскалации, и тут, конечно, сложно предлагать какие-то гуманитарные вещи. Тактически понятно, что необходимо предоставлять гуманитарные коридоры, обмениваться пленными и каким-то образом решать проблему убитых с обеих сторон.

Есть специфика конфликта, информационное оружие не гуманизирует его, а наоборот еще больше обостряет, визуализирует его, разделяет людей и мешает искать какие-то компромиссные подходы к решению ситуации. Поэтому сложно говорить о поиске какого-то гуманитарного решения в текущих условиях. Может быть, если бы его предлагала какая-нибудь другая сторона, не участвующая в конфликте, были бы какие-то шансы. Но у нас есть моменты взаимных обвинений, мощное санкционное давление. Это тоже работает на обострение ситуации.

Если бы этот конфликт был бы погашен, условно говоря, в самые первые дни, до конца февраля, тогда были бы шансы, в том числе, и на возможность гуманитарного решения. Но каждый день прибавляет новые моменты противостояния, и с каждым днем мы буквально уходим все больше и больше в ситуацию невозможности этот конфликт остановить. Увеличиваются количество беженцев, мигрантов, жертв среди мирного населения, вооруженные потери… А это – то, что называется уже в теории международных отношений конфликтами, которые строятся по игре с нулевой суммой. Если они все больше обостряются и начинают сами себя эскалировать в этом режиме, то, конечно, очень сложно будет искать компромисс. Так что здесь гуманитарные предложения, как бы они ни звучали, будут восприниматься лишь как какая-то политическая риторика или уловка, уступка одной из сторон.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 
вверх