Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Прошлое повторяется

[02.04.2022 / 09:19]

В конце марта иркутяне писали – довольно мрачно – о будущем и интересно – о прошлом. А в промежутке, как оказалось, есть вполне нормальная жизнь, в том числе и в космосе. Телеинформ подготовил свежий выпуск обзора иркутской колумнистики.

 

Волнующее и интересное

 

Пока на повестке дня один из главных вопросов – «украинский», который по сути, конечно, гораздо шире одной конкретной страны. Будущее сейчас, возможно, особенно туманно. Вот и Михаил Дронов в соцсетях пишет о «неопределенности будущего» и «активной жизненной позиции»:

«Итак, мы находимся в интереснейшем моменте Истории. Как я понимаю, на столе у президента РФ – черновики неких договоренностей с недоденафицированной Украиной и Мировой закулисой. Перемирие на неоднозначных, мягко говоря, для «ура-патриотических» позиций, условиях. ОК, тут могут быть разные военно-политические оценки – смысл моего высказывания в ином:

– Вот как раз сейчас, сегодня – БУДУЩЕЕ – НЕ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНО.

Владимир Владимирович может согласиться на не очень комфортные условия мира. Он может поторговаться (вроде бы резонно). А может – в гневе послать бригаду Мединского на хрен и скомандовать Шойгу «брать Киев» и «мочить гадов до последнего». Мы не знаем (возможно, будем знать к концу дня или недели).

Как кто ведет себя в этой ситуации – из «простых смертных», утверждающих свою причастность к Истории (риторические позиции «это наша страна», «это наше государство»)?

Из явных «ястребов» – известны высказывания Рамзана Кадырова: он считает, что никакую Спецоперацию сворачивать не надо, надо «давить нацистскую гадину, до конца». Уважуха. У человека – есть гражданская позиция (неправильная, на мой взгляд – но это ЕГО позиция, и он высказывает ее в условиях «Непредопределенного Будущего»)

Более мне ничьи позиции из числа «ястребов-государственников» не известны. Я хочу обратиться к уважаемым государственникам из числа добрых френдов, сторонникам жесткой руки и «давить гадину»:

– А че молчим? Неужели вы не чувствуете возможности и потребности поучаствовать в Истории? Почему нет коллективных петиций к президенту с требованиями «не поступаться принципами»? Почему нет митингов и пикетов в поддержку позиции Рамзана Кадырова? Где ваши голоса? Ведь самое время – сказать свое веское слово: не по «разнарядке сверху» – а по внутренней убежденности, по велению души?

 

PS. Возможно, я просто не все знаю».

 

Ну а колумнист ИТГ Сергей Шмидт вспоминает о прошлом – о нонконформизме через призму лет на заметку нынешнему поколению.

«Чем хороша колумнистика, так тем, что даже если ты не делаешь текст из субъективных оценочных суждений, жанр не предполагает тщательной выверки фактов и ссылок, вполне достаточным может оказаться просто пересказ с чужих слов. Сюжет, который я расскажу в этом тексте, является по большей части пересказом – я уточнил в открытых источниках только, что называется, стержневые факты. «Изюминку» сюжета я перескажу со слов своего, без преувеличения можно будет сказать, выдающегося коллеги по историческому факультету Иркутского государственного университета – профессора Виктора Иннокентьевича Дятлова. Он сам разбирался с материалами-свидетельствами, знакомился с некоторыми научными исследованиями этих дел давно минувшей старины…

При позднем сталинизме в СССР полыхнула кампания «борьбы с космополитизмом». Началась она в 1948 году и продолжалась практически до 5 марта 1953 года – по сути, (сейчас будет оценочное суждение) до самого счастливого дня в истории советского народа.

Весной 1949 года кампания докатилась до Иркутского государственного университета, разумеется, «идеологический» историко-филологический факультет был обречен на то, чтобы оказаться на острие борьбы с космополитами и низкопоклонниками. В марте нечестивцев заклеймили на партийном собрании факультета, а в апреле провели отдельное от филологов заседание историков (кафедры истории СССР и Всеобщей истории) и преподавателей марксизма-ленинизма и логики. Велись стенограммы выступлений, они сохранились, профессор Дятлов читал их. Историки, как он отметил, включая тех, кто потом станет его уважаемыми учителями, несли невообразимую чушь. Про американский империализм, про «рецидивы низкопоклонства» и «элементы космополитизма» на факультете, каялись за собственные просчеты в борьбе с «враждебной идеологией».

При этом он толково разъяснил, что в этих материалах свидетельствовало о том, что я назвал бы этаким «невидимым нонконформизмом». Не уверен, что я – человек, имеющий пусть небольшую, но все-таки возможность судить о Советской Атлантиде по собственным впечатлениям и воспоминаниям – распознал бы его без подсказки Дятлова. Однако уверен, что никто из тех, кто младше меня, не смог бы его распознать.

Дело в том, что когда кто-то из присутствующих на собрании – кстати, из студентов – предложил перейти от общих рассуждений и покаяний к выявлению конкретных «врагов народа» и предложил кандидатуры, участники собрания «заткнули» его и продолжили ругать американский империализм и внутренних космополитов в самых деперсонифицированных выражениях. От них ждали «жертвы» – выявления и осуждения кого-то из коллег. А они сделали спектакль, не выдав никого на поругание и съедение. То есть за этим вроде бы позорным для их чести шоу трусости и подобострастия – исполненном абсолютно в духе «1984» Джорджа Оруэлла – скрывался видимый только хорошо знающему жизнь в тогдашнем СССР настоящий подвиг».

 

Физика и лирика

 

У Влада Толстова в обзорах, конечно, не Оруэлл, но тоже есть что почитать интересненького. Хотите остросюжетного? А пожалста. Очередной ретро-детектив о петербургской сыскной полиции, роман о «сыщиках на удаленке» – пенсионерах, живущих в доме престарелых, и новая книга от автора «Марсианина». «Человек приходит в себя, ничего не помнит, даже собственного имени. Тем более не понимает, где он находится. Постепенно выясняется, что зовут его Райланд Грейс, он член экипажа космического корабля, на борту которого он остался единственным выжившим. Но с помощью знания научных фактов он в итоге узнает, что от него зависит ни больше ни меньше как судьба всего человечества», – говорит о книге Влад Толстов. А то вот можно почитать кровавый итальянский триллер Донато Карризи и английский детектив с участием писателя и птиц.

Или, вот, например, среди новинок исторического жанра – сборник писем, которые французский аристократ, путешественник, дипломат и немножко авантюрист Шарль-Жозеф де Линь писал Екатерине Великой, Суворову, Потемкину, Румянцеву и другим своим русским корреспондентам.

У Питера Акройда вышел в свет пятый том из шеститомной «Истории Англии»: «Главное достоинство именно акройдовской версии английской истории – удивительная многомерность, способность давать максимально полную картинку. Вот тяжелая жизнь в рабочих кварталах, а вот лорда Дизраэли встречают в парламенте, а вот солдаты возвращаются с войны. И далее со всеми остановками: кризис после войны с Наполеоном, индустриализация, чартисты, взлет английской литературы, взошла на престол королева Виктория, а вот она уже бабка и отмечает бриллиантовый юбилей правления, и ее эпоха навсегда останется в истории под именем викторианская. И все очень занимательно, живо, бодро, с хорошим юмором и разными историческими байками – Акройд есть Акройд», – комментирует Влад Толстов.

Также в этой подборке – истории Чешской республики и константинопольских монахов, а еще книга о короткой, но чрезвычайно ожесточенной войне между Советской Россией и войсками гоминьдановского Китая, когда в 1929 году на китайской границе шли кровопролитные бои за обладание КВЖД, переиздание монументальных исследований битв при Кресси и Азенкуре Альфреда Берна.

Еще немного культуры хочется? Тогда самое время отложить книги ради зрелищ и размяться, сходив в кино. Из-за санкций россияне не увидят на большом экране большинство блокбастеров. Остается только то, что остается, а что это – можно узнать в традиционном обзоре кинопремьер на сайте Телеинформа. Если кратко, то – нас снова ждут фильмы прошлых лет, от «Салюта-7» Клима Шипенко до картин Джима Джармуша и Киндзи Фукасаку. Есть пара мультфильмов – японская история о виртуальном и не очень мире и русско-турецкий мульт о мальчике и дельфиненке.

Зарубежные журналисты в конце марта писали о том, чего ожидать путешественникам на самом длинном железнодорожном маршруте в мире, и о том, что ледяная стена высотой в тысячи футов преградила вход древним людям в Америку. Кроме того, в обзоре иноСМИ на сайте Телеинформа можно узнать о том, что второй по величине искусственный карьер в мире может засасывать небольшие самолеты и вертолеты.

 

Разбавим лирику наукой. Михаил Меркулов рассказывает подписчикам:

«Ну вот и новости подоспели. На мой взгляд, на фоне напряжения в мире эта новость, должна как-то сместить акценты новостных лент. Репост приветствуется, ибо веселых новостей должно быть больше!

Шесть лет назад NASA отправило в систему спутников Юпитера аппарат Evropa. Его задача выйти на орбиту спутника Европа и исследовать его поверхность с целью определения места посадки следующей миссии. Зачем нам садится на лед Европы? Дело в том, что подо льдом этого спутника находится соленый теплый океан. Ну как теплый, как вода в Байкале. В этом океане, кстати, воды больше, чем на нашей планете. Вы уже догадываетесь, что наличие теплой, соленой воды – это шанс обнаружить жизнь. Мы уже ранее обнаружили органические соединения в этом океане. Иногда лед трескается и прямо в космос бьют гейзеры.

Вот в такой момент телескопом Хаббл и были обнаружены органические вещества. Аппарат Evropa, предназначенный для картографирования, оснастили на такой случай спектрометром (нашим, российским), чтоб увидеть, что есть в гейзере, если он случится, когда аппарат будет на орбите. И такое случилось. Итак, первого числа четвертого месяца 2022 года аппарат NASA Live, отправленный к Европе, обнаружил ДНК! Т.е. жизнь!!! Удивительно, что ДНК очень похоже на ДНК нашей Байкальской планарии. Конечно, это еще требует проверки. Расшифровка ДНК в космосе– это не в лаборатории. Могут быть ошибки. Но. Усохни моя душенька – Жизнь! Поздравляю вас с неофициальным праздником «Радости в жизни».

 

И немножко о приземленном, для контраста. Вот, например, Вадим Мельников делится зарисовкой о птицах:

«Голубь подхватил с земли прутик, попытался взлететь и неуклюже шлепнулся на землю. Разжал клюв, сделал пару шагов в стиле «Чарли Чаплин» и вцепился в прутик поменьше. Тяжело ударил крыльями, воспарил и устремился под крышу пятиэтажки. Порыв весеннего ветра сместил его траекторию, осторожно балансируя веточкой, голубь заложил повторный вираж и исчез под вершиной личного Арарата.

Хмуро крошившая черствый батон в лужу девочка озадаченно посмотрела на бабулю.

– Я же говорила, что они не кушают хлеб!

– Кушают, Дашенька, – вздохнула бабуля, думая о чем-то своем.

– Но…

– Они все жрут, Даша. Но не время сейчас. Ох, не время…»

А Яна Лисицина – балладой о высокой кухне в пределах одной отдельно взятой квартиры:

«Тут один мужчина считает, что мне «втемяшилось в голову», ну, он не так это обозначает, но по тому, как там приподняты брови, я вижу все.

А не «втемяшилось». Просто мне нужна сушилка для фруктов и овощей. Немедленно. Я, может, желала это с 16 лет, но молчала, молчала. При Горбачеве молчала (тогда же вроде он был или Андропов, ой да ладно, не калькулятор же вытаскивать или счеты деревянные со стены снимать), при Ельцине молчала, ну и потом молчала, а вот теперь заговорила. Нужна сушилка. Да. Вот щас. Настало время, пробил час, песочные часы потеряли последнюю песчинку, пришла пора.

Причина моей молчаливости проста: о том, какая это классная вещь, я уловила из монолога одной милой приятельницы полмесяца назад. Она сушит все, даже мясо (нет, это не фитнес, я уточнила, и не сердца поклонников). Она сушит яблочки и манго, укроп и грибы. Я же сушу простыни и полотенца после стирки. А она – эвон как, сплошное барокко, и даже морковь сушит, ну какая женщина выдержит такое и не возжелает немедленно?

– Ну хорошо, – сказал кое-кто со вздохом, – Сушилка так сушилка. Пусть будет сушилка.

Потому что смысла спорить с женщиной нет никакого, если у нее завелась мысль. Это знают все опытные мужчины, поэтому живут счастливо. Ну да – с мыслью не спорят, особенно про сушилку для фруктов.

И вот теперь я смотрю, как тихо усыхают дольки апельсина на белых решетчатых поддонах. Как испаряется жидкость у киви. Как уменьшаются яблочные дольки. Я размышляю о том, как буду иссушивать петрушку и раскладывать ее в матерчатые мешочки на зиму. Как будут пахнуть ягоды земляники. А не замахнуться ли нам на виноград?»

 

Обзор подготовила Мария Маякова

ИА Телеинформ

 

 

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 

Таёжник

Похоже, наши "колумнисты" в полной растерянности...

2 0

02.04.2022 13:24:21

вверх