Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Логическое завершение Великой Отечественной войны

[12.04.2022 / 15:40]

Нацизм в любом его обличье – немецкий ли, украинский ли – оказался куда более живучим, чем хотелось думать

 

Оставив кровавый след в тылу Красной армии, ушедшей на Запад добивать гитлеровских оккупантов, бандподполье из числа украинских националистов продолжило войну со своим народом и после окончания Великой Отечественной.

Новые свидетельства этого приводятся в очередной публикации документов Центрального архива Министерства обороны РФ, размещенных на сайте российского военного ведомства. В них содержатся многочисленные факты насилия украинских националистов над мирными жителями Ровенской, Тернопольской, Станиславской, Дрогобычской и Львовской областей Украинской ССР, расправ с военнослужащими, милиционерами, партийными и советскими активистами.

Украинским националистам удалось придать антисоветскому подпольному и повстанческому движению широкий масштаб, в вооруженной борьбе с советской властью участвовали, по разным подсчетам, от 400 до 700 тыс. боевиков. Основу вооруженных формирований запрещённой в России ОУН-УПА* составляли бывшие легионеры спецбатальонов «Нахтигаль» и «Роланд», полицаи и дезертиры из Красной армии.

Всего в период с 1945 по 1953 г. они совершили более 14 тыс. диверсионно-террористических актов: нападений на воинские части и отдельных военнослужащих, органы власти, подрывов объектов железной дороги, поджогов, грабежей колхозов, финорганов, сельпо, заготовительных организаций. По данным ветерана КГБ Г.З. Санникова, в период с 1945 по 1955 г. в борьбе с боевиками УПА погибли примерно 25 тыс. советских военнослужащих, сотрудников органов госбезопасности, милиции и пограничников, до 30 тыс. представителей советского и партийного актива, а также рядовых граждан, включая детей и стариков. Только в 1948–1955 гг. от рук бандеровцев погибли 329 председателей сельских советов, 231 председатель колхоза, 436 работников райкомов партии, служащих районных организаций и активистов.

Основной упор руководство бандподполья делало на срыве мероприятий советской власти по организации нормальной жизни на недавно освобождённой от гитлеровской оккупации территории.

«Население отдельных сел, запуганное угрозами бандеровцев, обещавших сжечь дома и вырезать семьи тех, кто уйдет в Красную армию, при появлении работников райвоенкоматов уходит в лес, забирая с собой имущество и скот», – сообщалось в донесении Станиславского облвоенкомата.

Как доносил политотдел 38-й армии, осенью 1945 г. в районах расположения войск отмечалась активизация националистических банд, бандеровцы нападали на мирное население, а также на одиночных военнослужащих или малочисленные отряды Красной армии. При этом проявляли поистине звериную жестокость. В ночь с 19 на 20 сентября в селе Лубочек ими были захвачены военнослужащие 167-й дивизии рядовые Козин и Котин. Красноармейцы подверглись мучительным пыткам: им выкололи глаза, топором разрубили челюсть и шею, ноги и руки обожгли огнём.

В донесении на имя начальника политуправления Прикарпатского военного округа генерал-майора Л.И. Брежнева, которое 5 ноября 1945 г. направил начальник Тернопольского облвоенкомата, читаем: «В Подгаецком районе бандиты убили 6 красноармейцев, которые гнали скот из Германии. В этом же районе бандой убит участковый уполномоченный РО НКВД и повешен председатель земельной общины»

В политдонесении того же облвоенкомата от 20 августа 1946 г. приводился следующий факт: «В ночь с 20 на 21 июля в селе Бедриковцы Залешицкого района бандиты ночью ворвались в село и повесили на деревьях трех крестьян, выполнявших хлебозаготовку. На следующее утро бандиты собрали сельчан на «митинг», где пригрозили, что такой конец ждет всех, кто будет сдавать хлеб государству».

В донесении начальнику ПУ Прикарпатского военного округа, направленном политотделом Львовского облвоенкомата, в частности, приводился эпизод убийства бандеровцами в селе Деревенька семьи инвалида Великой Отечественной войны Горбача. Бандитами были убиты отец инвалида, 19-летняя сестра, восьмилетний сын, четырехлетний сын и племянница восьмимесячного возраста. В другом эпизоде, указывается в документе, отряд националистов численностью около 200 человек в нескольких селах под Львовом повесил 20 человек из числа сельского актива.

16 марта 1948 г. начальник Политуправления ВВС Вооруженных сил СССР генерал-лейтенант Лукашин доложил начальнику Главного политуправления ВС СССР генерал-полковнику И.В. Шикину об убийстве находившегося на родине в селе Скирче Волынской области в отпуске ефрейтора 397-го авиатехнического батальона 13-й воздушной армии И.В. Ковальчука. В сельский клуб ворвалась вооруженная банда украинских националистов и учинила зверскую расправу над местными активистами. Были убиты восемь человек, в числе которых оказался и военнослужащий.

То, что бандеровщина носила не только и не столько уголовный, сколько политический характер, подтверждается массой документов. Вот лишь один из них – программа действий банд УПА*, текст которой был обнаружен у одного из убитых боевиков и 14 августа 1948 г. направлен политотделом Львовского ОВК в вышестоящий политорган. В ней говорилось: «В связи с ситуацией на западе первостепенной задачей каждого члена УПА [является] вооружаться, усилить террор против совпартактива, уничтожать всех русских и украинцев независимо, присланный или местный, но активно помогает советской власти».

По мере укрепления органов советской власти в первую очередь на Западной Украине, усиления органов и войск НКВД/МВД и НКГБ/МГБ по бандформированиям националистов стали наноситься все более ощутимые удары. Значительный урон подполью был нанесён в ходе чекистско-войсковых операций – облав, блокад, специальных операций. Осуществлялись массированное прочесывание местности и зачистка населенных пунктов, а благодаря агентуре и информаторам удавалось выяснять место пребывания и ликвидировать руководителей подполья. Лидер УПА Р. Шухевич был убит при задержании  5 марта 1950 г. в результате агентурной операции МГБ УССР в селе Белогорща под Львовом. Последние ячейки сопротивления были ликвидированы органами правопорядка к концу 1950-х годов.

 

* * *

 

На что рассчитывали руководители бандподполья? Ведь они были не настолько глупы, чтобы не понимать: их силы и потенциал советских правоохранительных органов несоизмеримы, подполье рано или поздно будет ликвидировано. Да, понимали, но при этом действовали по заветам Геббельса: из крови тех, кто был убит, однажды восстанут продолжатели их дела.

Надо смотреть правде в глаза: Бандера, Шухевич и сонм их подельников в своих расчетах не ошиблись. Нацизм в любом его обличье – немецкий ли, украинский ли – оказался куда более живучим, чем хотелось думать бойцам Красной армии, водрузившим Знамя Победы над Рейхстагом, и оперативным работникам спецслужб, уже в 1950-е годы выкуривавшим из схронов последних боевиков ОУН-УПА.

По существу, все послевоенные десятилетия подспудно шёл процесс идеологической и кадровой реинкарнации украинского национализма, заполнения государственных и даже партийных органов Украинской ССР либо самими не разоружившимися бандеровцами, либо их духовными наследниками. Что говорить, если секретарь ЦК Компартии Украины по идеологии и первый президент «незалежной» Леонид Кравчук без тени смущения признавался, что был у бандподполья связным. Ускоренно процесс пошел после 1991 г., а после майданного переворота 2014 г. укронацизм и вовсе стал в Киеве государственной политикой.  

С этой точки зрения ныне проводимую специальную военную операцию российских вооруженных сил, преследующую цель денацифицировать и демилитаризовать Украину, мы вправе рассматривать как логическое завершение Великой Отечественной войны.

 

Юрий Рубцов

Фонд стратегической культуры

Категории:  А как вы хотели?
 
вверх