Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Чёрная дыра» украденного сейфа

[07.09.2022 / 13:00]

Поводом к ожесточённому спору в судах нескольких инстанций стало происшествие, случившееся под утро 15 сентября 2020 года в помещении офиса, где принимала своих клиентов нотариус Татьяна Анохина (фамилия изменена). Неизвестные лица через окно, выходившее во двор, проникли в её кабинет и похитили сейф с деньгами, бланками строгой отчётности для совершения нотариальных действий, гербовой печатью. Ещё были украдены архивные документы, составляющие нотариальную тайну. Помещение находилось под круглосуточной охраной. Договор с частным агентством о централизованной радиоохране был подписан в 2018 году. И всё это время Анохина была уверена, что её рабочее имущество находится под надёжной защитой.

 

Сейф в окошко, как картошку

 

Но это оказалось не так. Нашлись злоумышленники, которым удалось незаметно проникнуть в офис. Что происходило далее, известно по минутам и даже секундам. Сигнал тревоги поступил на пульт централизованного наблюдения в 3 часа 59 минут 51 секунду. Группа быстрого реагирования выехала в 4 часа 1 минуту и уже через 3 минуты была у нужного объекта, то есть раньше, чем через 5 минут. Для сотрудников охраны эта деталь важна, и она была прописана в договоре: в случае такой «молниеносности»​ ​ ​исполнитель освобождается от ответственности за причинение ущерба.

Итак, группа быстрого реагирования полностью оправдала своё название, примчавшись к центральному входу в офис. Осмотрели окна, двери – всё оказалось в порядке. Правда, почему-то сразу не проверили здание с тыльной стороны, где находилось вскрытое окно. По существующим правилам о получении сигнала тревоги необходимо сразу известить пользователя объекта – или по-другому заказчика охранной услуги. Ведь снятие остатков товарно-материальных ценностей нужно производить немедленно по прибытии сторон на место преступления. Как следует из распечатки телефонных звонков с диспетчерского пульта, Анохиной звонили 7 раз: она не ответила. Таким образом, заказчица охранной услуги нарушила обязательство по договору. Её отсутствие на объекте не позволило своевременно обнаружить хищение, вызвать полицию, что, в свою очередь, затруднило раскрытие преступления по горячим следам.

Через полчаса охрана была вынуждена покинуть объект. Ещё одно уточнение: фирма, о которой идёт речь, заключила договор на оказание услуг реагирования с АО «Железнодорожная охрана». Именно её экипаж выезжал по сигналу тревоги. Такое делегирование полномочий, конечно же, допускается, и никакого размывания ответственности здесь нет. Но всё же любой заказчик охранной услуги, вероятно, согласится с тем, что хотел бы получать эту услугу в «цельном» виде от того исполнителя, с кем у него заключены договорные обязательства.​ ​ ​

По факту хищения имущества было возбуждено уголовное дело, по которому нотариус была признана потерпевшей. Оказалось, что ворам не понадобилось вскрывать центральную входную дверь: они, взломав решётку, залезли в кабинет через окно, выходящее во двор. Лакомой добычей стал сейф с содержимым – около полумиллиона рублей – и разными служебными документами. Причём металлический ящик очень легко перекинули через окно, поскольку отсутствовал крепёж к строительной конструкции или полу.

В качестве аргумента в свою пользу сторона ответчика также использовала фрагмент видеозаписи с места происшествия, который суду предоставила истец. На ролике видно, что уже в 4 часа 3 минуты 1 секунду в кабинете нотариуса нет ни сейфа, ни лиц, его умыкнувших. Напомним, что сигнал тревоги поступил на пульт в 3 часа 59 минут 51 секунду. Это свидетельствует о том, что кража произошла очень быстро. Как полагает сторона ответчика, истец целенаправленно не представила фрагмент записи с камеры​ видеонаблюдения, где зафиксирован сам процесс хищения. Стало бы ясно, как легко был перемещён незакреплённый груз, к тому же стоявший у окна.

Защищая свою позицию, охранники подчёркивали: их не поставили в известность, что на объекте находился незакреплённый сейф. При заключении договора его в кабинете не было. Ведь понятно же, что в нём можно хранить неограниченное количество денежных средств. При этом, по их мнению, объективно невозможно установить ни сам факт нахождения денег в сейфе, ни их сумму. Такое обстоятельство принципиально меняет характер объекта и условия договора.

 

Битва судов и нервы сторон

 

И вот стала раскручиваться сама судебная тяжба. Именно тяжба, по-другому не скажешь, с победами и поражениями её участников. Пострадавший нотариус подала исковое заявление на возмещение солидной суммы ущерба в Свердловский районный суд. Своим решением в апреле прошлого года суд оставил этот иск без удовлетворения, посчитав, что не были предоставлены убедительные доказательства того, какая именно сумма находилась в сейфе (несмотря на предоставленные бухгалтерские и другие документы отчётности). Встречные исковые требования охранного агентства к заказчице услуг тоже остались без удовлетворения по той же причине – слабой доказательственной базы. В частности, не удалось доказать, что договор с истцом был заключён под влиянием «заблуждения».​ ​ ​ ​

Истец не согласилась с принятым решением и подала аппеляционную жалобу в Иркутский областной суд. И тут произошло неожиданное: через несколько месяцев, в сентябре прошлого года, Иркутский областной суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил иск Анохиной, обязывая охранников выплатить ей без малого 586 тысяч рублей.

Но частное охранное агентство явно не собиралось проигрывать и обратилось в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции. Дело было отправлено на новое рассмотрение. В результате Иркутский областной суд своим определением в марте уже этого года оставляет первоначальное решение Свердловского районного суда в силе. Так что «чёрная дыра» украденного сейфа не позволила почувствовать вкус победы его хозяйке. Урок, который она, вероятно, вынесла: не оставлять в незакреплённом сейфе большие суммы денег.

 

Бремя доказательств

 

Правда, это ещё не конец истории. Возникает новый иск Анохиной к частному охранному агентству о возмещении упущенной выгоды и дополнительных расходов. Гражданское дело рассматривает всё тот же Свердловский районный суд Иркутска. Цена вопроса уже гораздо меньше – 60 тысяч рублей. В частности, истец заявила о том, что в течение 10 дней после кражи она не смогла осуществлять свою деятельность, была вынуждена понести дополнительные расходы на изготовление гербовой печати, электронно-цифровой подписи. Но, как отметил суд, исковые требования о взыскании убытков в виде упущенной выгоды удовлетворению не подлежат, поскольку условиями заключённого между сторонами договора не было предусмотрено возмещение убытков. Речь идёт о возмещении в размере реального ущерба.

В ходе рассмотрения спора по существу истец не представила доказательства причинно-следственной связи между несением дополнительных расходов и действиями ответчика. В общем, и на этот раз иск Анохиной не был удовлетворён. Но ей предоставлена возможность подать очередную аппеляционную жалобу, разумеется, с бременем необходимых доказательств. Это испытание для психики, не говоря уже о содержимом кармана. Практика показывает, что часть истцов, недовольных решением суда, в конце концов сходят с дистанции, потому что, как говорится, «себе дороже».​ ​

Возможно, кому-то покажется, что этот материал переполнен юридическими комментариями. Но это тот случай, когда о судебной тяжбе можно рассказать с деталями, которые будут поучительны для потребителей услуг. Когда подписывается договор, важно понимать, что исполнители каждой строчкой максимально стремятся создать для себя гарантии безопасного ведения дел и строго очерчивают обязанности своего клиента. Когда случается негативное событие, имеет вес каждое договорное слово.

 

Татьяна Судакова

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Конфликты
 
вверх