Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О перспективах газификации

[24.01.2023 / 05:16]

Ковыктинское газоконденсатное месторождение запустили в работу в конце 2022 года. На федеральном уровне заявлено, что магистральные газопроводы будут способствовать развитию газоснабжения и газификации сибирских регионов. Однако некоторые эксперты сомневаются в этом, пишет газета «Мои года».

Старт запуску месторождения в эксплуатацию дистанционно дал президент России Владимир Путин. Иркутский газ начал поступать в магистральный газопровод «Сила Сибири» и, как сообщали в «Газпроме», на пике мощности Ковыкта будет направлять в него 27 миллиардов кубометров газа в год. Общие запасы Ковыктинского месторождения при этом оцениваются в 1,8 трлн кубометров.

К слову, в январе на совещании по газификации России замруководителя Совбеза РФ Дмитрий Медведев отметил радость россиян, чьи дома и квартиры подключили к газоснабжению, добавив, что «кто-то переходит на уголь и дрова, но это не у нас». Вместе с тем, по данным Росстата, еще только в 2020 году на Алтае отапливали дом углем или дровами 39% населения, в Бурятии – 40%, в Забайкалье – 50%, а в Тыве и вовсе 88%, на сегодняшний день ситуация изменилась незначительно.

В этом контексте экспорт иркутского газа выглядит не очень обнадеживающе. Директор Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН, доктор технических наук Валерий Стенников отмечает, что при запуске Ковыктинского месторождения и поворота его на экспорт Иркутская область будет иметь минимум. Есть определенные надежды на глобальную газификацию региона при запуске газопровода «Сила Сибири-2», но эти перспективы очень отдаленные.

– По «Силе Сибири» в 2022 году было поставлено более 15 млрд кубометров газа. К 2025 году по нему будут поставляться обещанные 38 млрд кубометров суммарно с Ковыкты и Чаянды, которые должны уйти в Китай: мы заключили контракты, и, хотим или нет, должны их выполнить. Отсюда – вся ситуация с поворотом Ковыкты в экспортный вариант, – рассказывает Валерий Стенников. – Если обратиться к истории, то Иркутская область, Бурятия и Забайкалье рассчитывали на ковыктинский газ для местного газоснабжения. Но, к сожалению, жизнь повернулась иначе. Иркутская область без Ковыкты многое теряет. Мы получаем минимум от того, что могли бы иметь, – газификацию Жигаловского и Казачинско-Ленского районов. Для этих целей будут строить малотоннажный завод, производящий примерно три тонны газа в час. Но это – маленькое производство, которое решает лишь локальные вопросы.

 

Нет трубы – нет газа

 

Декан Сибирско-американского факультета ИГУ, доктор экономических наук Надежда Грошева отмечает: давно было известно, что ковыктинский газ предназначен на экспорт.

– Но в Иркутской области есть и другие, менее масштабные месторождения. Кроме того, для газификации нужна инфраструктура, а на нее нужны деньги. Вполне вероятно, что закончив такой инвестицонно емкий проект, как Ковыкта, «Газпром» может развернуть и менее рентабельную для него внутрирегиональную инфраструктуру, – говорит она.

По словам экономиста, в Иркутской области достаточно много компаний и предприятий из сферы ЖКХ теоретически готовы работать с газом Ковыкты и ждут его. Но чтобы газ поступил на производство – нужна труба. У «Газпрома» же сейчас освободились люди и техника, которые могут быть перенаправлены на внутрирегиональную инфраструктуру. Впрочем, подчеркивает Надежда Грошева, это должно быть вопросом договоренностей на уровне власти. Кроме того, на самом месторождении нужен постоянный персонал, что дает региону возможности для мультипликативной занятости населения.

Однако, по мнению Валерия Стенникова, текущий экспортный проект не обеспечит ни социальную, ни производственную его значимость для Восточной Сибири. В Приангарье есть химические заводы, которые могли бы использовать газ для своих производств – переработки, газохимии, чтобы выпускать конечную продукцию и продавать ее населению, поставлять в магазины. В этом весь смысл использования газа – получать продукцию с большой добавленной стоимостью, а также направлять его на энергетические и бытовые нужды. Все это теряется, потому что газ ушел на экспорт. Будь его в распоряжении области больше, его бы хватило и на производство, и на социальную сферу, и на энергетику. Для населения он тоже стоил бы существенно дешевле.

Все это улучшило бы экономику, оздоровило экологию, повысило комфорт жителей области. Приангарью остро необходим газ для строительства ТЭЦ в правобережной части Иркутска для производства тепла, чтобы обеспечить развитие города, и электроэнергии для поставки в ЦЭЗ Байкала. Угольную станцию из-за больших объемов топлива и отсутствия железной дороги на правом берегу Ангары построить невозможно, это плохо и по экологическим условиям. Газ также позволит улучшить экологию региона, поскольку в Иркутской области расположены 8 из 32 городов России с наиболее грязным воздухом, а всего в Сибири таких городов 18, по данным министерства природных ресурсов РФ.

– Но ситуация такова, что мы сейчас фактически не будем развивать газохимическое производство, не будем получать добавленную стоимость и налоги, которые могли бы идти в область. Эта проблема пока повисает непонятно на какой период, она требует значительного увеличения добычи газа в Ковыкте сверх объявленных 27 млрд кубометров в год, – отмечает директор ИСЭМ СО РАН.

 

А что у соседей?

 

Проблемы с газификацией испытывает, конечно же, не только Иркутская область. Соседний Красноярский край находится в похожей ситуации. Председатель палаты экологических организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края Павел Гудовский рассказывает, что давно участвует в борьбе за газификацию городов своего региона.

– У государственных корпораций основная задача – получение прибыли, а не выполнение государственной функции по защите социальных интересов. При продаже газа 51% от сумм поступает в бюджет страны, ну и дополнительно некоторые так называемые «избранные лица» увеличивают свой доход. Но при этом для населения я подвижек пока вообще не вижу, – отмечает эксперт. – Получается, что за рубеж продавать намного выгоднее, чем нашему населению. И наоборот: наше население возьмет вилы, если им выставят такие счета за газ. Они его просто не будут покупать. По оценкам, он стоит за рубежом в 20 раз дороже, чем в России. Плюс – таможенная пошлина, с которой государство тоже зарабатывает порядка 30% от того объема, который идет на экспорт.

При этом Гудовский напоминает, что президент РФ Владимир Путин публично поставил главе АО «Газпром» Алексею Миллеру задачу прорабатывать вопрос внутрироссийской газификации всех населенных пунктов. Однако работа эта, по сведениям эксперта, ведется, но вяло. Так, например, в Красноярском крае есть газоконденсатные месторождения неподалеку от городов. Они уже изучены, дело за малым – построить инфраструктуру и поставлять газ. Но их не используют.

– Когда мы занимались этой темой, то писали президенту, его администрация перенаправила нас на «Газпром», а там заявили, что готовы начать газификацию Красноярска и других населенных пунктов региона, используя местные месторождения. Однако в «Силе Сибири», по их словам, нет ни одного лишнего кубометра газа: все получит Китай. Тогда мы прорабатывали вопрос, возможно ли газифицировать регион за счет местных ресурсов. И уперлись в вопрос финансов, которые нужны для строительства всей инфраструктуры. Здесь единственное решение – если у руля будет стоять не бизнес со своими задачами зарабатывать деньги, а власти. Это такой долгосрочный проект, где все вложения государства сейчас окупятся через десятки лет. И только так можно сдержать цену на газ и дать ее потребителю, – резюмирует Павел Гудовский.

 

«Большого» газа не будет

 

Надежды на газификацию Иркутской области, между тем, связаны и с другим проектом – с будущим строительством магистрального трубопровода «Сила Сибири-2» и его продолжением «Союз Восток». Этот газопровод связан с диверсификацией рынков газа. Если ранее российский газ поставлялся на европейский рынок, то сейчас потребление там сократилось в три раза. Так что этот экспорт теперь нужно «повернуть» на восток, чтобы обеспечить газом новый рынок – он пойдет через Красноярск, Иркутск и Монголию в Китай, и это позволит России пополнить бюджет. Кроме того, закрыть газовые скважины невозможно, так как в этом случае их можно потерять. Также этот газопровод будет связывать газопроводные системы Запада и Востока.

Как поясняет Валерий Стенников, проект «Силы Сибири-2» и «Союз Восток» уже фактически существует, его строительство должно начаться в 2024 году. Он обеспечивает поставки газа в объеме 50 млрд кубометров в год. Но, увы, процесс затормозился. Эксперт допускает, что с запуском этого трубопровода, возможно, начнется широкая газификация Иркутской области, но конкретики пока нет, не определены договоренности с Китаем о поставке газа через Монголию, хотя при этом Россия и Монголия уже договорились по всем вопросам.

– Иркутская область, Бурятия и Забайкалье после запуска «Союз Восток» должны иметь отвод газа и возможность внутренней газификации. Но при этом надо понимать, что если газ и придет, то он уже будет другого качества. Он будет сухой и может быть использован лишь для энергетических и бытовых нужд. Он уже будет не годен для газохимического производства, в нем не будет тех компонентов, которые есть в ковыктинском газе. Однако в любом случае это пока только далекая перспектива. Последнее заседание по этой теме прошло в конце 2022 года в Улан-Удэ, и на нем был сделан вывод, что до 2030 года «большого» газа в нашем регионе нет и не будет. Малые объемы пойдут в Жигаловский и Казачинско-Ленский районы. Возможно, какую-то долю сжиженного газа с малотоннажного производства направят на обеспечение автомобилей. У нас рассматривается четыре площадки – вот они и будут развиваться. Но это уже другой газ – из Усть-Кута, Братска, возможно, Киренска, и это – локальная газификация, которая не имеет никакого отношения к глобальной газификации области, – подводит итог Валерий Стенников.

 

Вся надежда – на региональную власть?

 

Напомним, осенью 2021 года руководство Приангарья и «Газпрома» подписали первый этап программы газификации отдельных районов Иркутской области на 2021-2025 годы. Изначально речь шла о ряде населенных пунктах Жигаловского района, позднее к ним добавились Братск, Усть-Кут, Киренск и Саянск, но реализация продвигается не быстро. Впрочем, сами региональные власти полны оптимизма насчет будущего газификации.

– Мы утвердили с «Газпромом» программу газификации и газоснабжения Иркутской области до 2025 года. Она предусматривает газификацию населенных пунктов в четырех северных районах области. И это только начало, – пообещал губернатор Иркутской области Игорь Кобзев при запуске Ковыкты.

Однако, как пишет «Независимая газета», программа сотрудничества с «Газпромом», включая не связанные с Ковыктой проекты, обеспечит доступность «голубого топлива» всего лишь для 3,22% жителей Иркутской области к 2027 году. Текущий же уровень газификации региона, по данным Росстата, составляет около 14% – такие сведения приводятся в статье Валерия Семикашева и Марии Гайворонской «Анализ текущего состояния и перспективы газификации России на период до 2030 года».

В целом, как видно из комментариев экспертов, ситуация с будущим газификации Иркутской области пока достаточно туманна. Чтобы прояснить это будущее и наметить конкретный план лавирования между интересами федерального центра, бизнес-корпораций и населения области, потребуется немалая государственная воля. Остается надеяться, что ее хватит, – и что сомнения экспертов сменятся оптимизмом, а газ придет не только в дома северян, но и в экономику региона.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Размышлизмы
 
вверх