Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Бегство от свободы

[04.02.2021 / 17:46]

Информационную повестку в стране продолжает формировать Алексей Навальный. Разговорами о происходящем вокруг «главного оппозиционера России» заняты, как иркутские колумнисты, так и местный сегмент социальных сетей.

В последний день января Иркутск лишился новой грани политической девственности, утратив звание «города гражданского мира». Несанкционированный митинг «за освобождение политзаключенных» был жестко подавлен силовиками. Как будет сказано в пресс-релизе по итогам демонстрации «в митинге приняли участи 170 человек, 100 участников задержаны». По мнению Сергея Шмидта, строгий приказ о силовом подавлении протеста исходил из-за пределов Иркутской области. Вопреки позиции местных властей.

«Общий строй или тренд очевиден. Сторона власти идет на обострение – мы видим скорее демонстративную, нежели обоснованную жестокость. Власти важно показать, что она не пойдет ни на какие уступки. Ядро протестующей улицы тоже идет на обострение, показывает, что тоже не отступится. Чем продиктована такая обоюдная решительность? Со стороны власти, уверен, что опасениями настоящего подключения к внутриполитическим процессам в России сильного, богатого и хитрого Запада. Этого Запада власть действительно опасается (как его победить-то, без союзников и с полутора процентами мирового ВВП в активе?). Подчеркну: опасается Байдена, а не Навального! Так что когда вы рассказываете байки про «испуганного деда в бункере», будьте честны: если дед испугался, то не Навального. Со стороны оппозиции решимость объясняется, не исключаю, что готовностью попробовать-таки поменять власть в России в 2021-м году, не дожидаясь 2024-го года».

Юрий Пронин предлагает читателям попытаться заглянуть в завтрашний день. Проблемы и противоречия в стране накапливаются. Власть с большим трудом справляется с растущими экономическими, социальными, а отсюда и политическими проблемами страны. Запрос на перемены растет, причем идет вразрез с большинством законодательных актов, принимаемых Госдумой. Бессильные что-либо изменить, люди выходят на улицы, но и там им высказаться не дают. Более того, их официально записывают в «хулиганы и провокаторы». Закручивание гаек продолжается.

«Собственно, из «во-первых» и «во-вторых» ясно, что происходящее сейчас – игра вдолгую, причем с обеих сторон. Трудно представить, что значительные перемены произойдут в ближайшие несколько лет и, тем более, несколько месяцев. Хотя, несомненно, Алексей Навальный, как бы ни относиться к его политическим взглядам,  человек чрезвычайной, запредельной смелости, мужества и бесстрашия. Поэтому когда пытаешься его критиковать (а, как и всех политиков, есть за что), сразу чувствуешь моральную преграду, ведь ты, словно «пикейный жилет», вещаешь из сравнительно уютной, благоустроенной жизни…»

1 февраля исполнилось бы 90 лет одному из самых противоречивых персонажей российской истории, первому президенту России Борису Николаевичу Ельцину. Алексей Петров вспоминает основные вехи биографии Ельцина с привязкой к Приангарью. Например, первое упоминание уральского политика в иркутской печати случилось 25 февраля 1981 года в газете «Советская молодежь», когда Ельцин вошел в президиум XXVI съезда КПСС. Борис Николаевич затем неоднократно посещал Иркутскую область в разных качествах, а потом был августовский путч и выборы первого президента России.

«Им, естественно, стал Борис Ельцин. Это были романтические времена, когда кому-то было страшно ходить по улицам, когда кто-то не получал зарплату по несколько месяцев. Тогда ему поверили многие. Да, большинство потом разочаровалось, но в моей памяти Ельцин остался тем, неизменным с человеческим лицом. Человеком, которого будут шпынять все (!) годы у власти, но он не закрыл ни одной программы, которая его критиковала. Человеком, который наделал много ошибок, но умел их признавать (и это не только история с Ножиковым, когда иркутского губернатора сняли с должности, а потом вернули с извинениями, но и кадровые вопросы, Чечня, Белый Дом). Человеком, который 31 декабря 1999 года попросил прощения у всех нас».

Очередной обзор литературных новинок от Влада Толстова посвящен книгам о творцах и творчестве. Здесь душераздирающий сборник исповедей о том, как выжить в российской киноиндустрии, творческие автобиографии Дэниела Киза и Дины Рубиной, истории становления кинорежиссера Оливера Стоуна и российской панк-музыки, увлекательное издание об иконографии, занимательный сборник лекций по Древней Греции, книга о становлении концепции Преисподней, а также подарок для фанатов Дэвида Линча и Лоры Палмер.

 

Фейсбук

 

В час, когда умение думать, рефлексировать и подмечать могло бы стать шагом к гражданскому примирению, мы предпочитаем двигаться по конфликтному пути. Градус общественной дискуссии в иркутском сегменте социальных сетей продолжает расти. Виной всему политик, имя которого не принято произносить вслух. Для одних он стал объединяющим знаменем, для других – символом неминуемого краха страны. 2 февраля политику Алексею Навальному заменили условный срок заключения на 3,5 года в колонии. Таким образом, главное требование протестных несанкционированных митингов 23 и 31 января осталось без внимания суда.

Иркутяне по-разному восприняли это известие, однако силовой разгон демонстрации в Иркутске мало кому пришелся по душе. Хотя, опять-таки, по разным причинам.

«Не собираюсь оправдывать организаторов сегодняшнего митинга в Иркутске. Но я сторонник того, чтобы был запрет на запрещение митингов. Пусть люди ходят и выражают свое мнение.

Но такого позора я никогда не видел. Десятки задержанных, причем были задержания тех, кто не являлся активным участником и просто стоял в сторонке.

Дошло до того, что главред Бабра Андрей Темнов решил отбить задержанного и сам оказался в автозаке.

Иркутск, не учись плохому у Москвы. У нас должен быть свой путь.

А еще сегодня родилась целая глава для мемуаров о мужественных женщинах, которые спасали иркутских оппозиционеров. Барышни, вы прекрасны», – пишет Алексей Петров.

 

Яна Лисицина настроена более прагматично:

«А можно я скажу как гражданское население, причем без обзывательств и разоблачений той или иной стороны как того требует новейший культурный код.

В прошлую субботу знакомая пожилая дама собралась на Урицкого в купить что-то там в книжном. Вот непременно нужно, а потом напрямки на рынок. Но дети ее отговорили, мол, не ходи, там  будет митинг.

-Не-не, - сказала дама, - По радио ничего такого не объявляли!

-По Тик-Току сказали! - аргументировали продвинутые родственники.

Тик-Ток по радио, вестимо, не показывают, и по канальному тоже, но даму сумели притормозить, а потом ей показали фоточки из соцсетей - народу  прилично, хорошо, что все спокойно было, да знать бы наперед что и как, старичкам, старушкам и прочим слабым гражданским в толчее не всегда дорогу уступают, скажем так обобщенно.

Но все же дама хотела посетить Урицкого в выходные и на следующей засобиралась опять. Отговорили. Предложили идти огородами на рынок если так уж нужно. Осторожненько. По Дубль - Гис маршрут проложили, чай Сибирь все-таки, по тайге ходили и с Колчаком и от Колчака, генетика не дремлет.

-Да что ж я, не в праве своем ходить, где мне хочется? - спросила пожилая женщина, но  на всякий случай осталась дома: когда тебе стукнуло 70, то баррикадные риски на автомате просчитываются. Или вообще уже ничего не просчитывается в связи с различными осложнениями.

Понимаю, что меня сейчас распнут что с той, что с иной стороны и прошу прощения за дерзость. Но мне кажется, город должен быть доступен для всех горожан независимо от предпочтений, взглядов желаний и стремлений. Любые улицы в любое время с  безопасным проходом. Пламенные свободы одних не должны ущемлять  свобод других. Даже если те ну совсем уж по глупостям и пустякам собрались прошвырнутся в выходные, за хлебушком или стаканчиком сметаны или просто погулять, вот же мещанство какое бывает, ну да пусть кинет камень тот, кому никогда в жизни такого не нужно было».

 

Михаил Дронов расширяет понятийный аппарат для тех, кто совсем запутался:

«Я примерно представляю, что творится сейчас в мозгах множества хороших (честных, искренних, порядочных!) людей - которые просто видят мир в другом, не-остро политизированном ракурсе. Кто чувствует, что «что-то не так идет» - но которым  банально боязно оказаться в одних рядах со смутьянами-навальниками. Боязно даже не за карьеру-свободу, а просто за свой имидж в глазах коллег, друзей, родственников: был человек как человек - а стал оголтелый бунтарь.

Этим людям (как и всем нам) просто не хватает словаря, эмоционально - приемлемых лексических конструкций для обозначения позиции. Просто нет практики, риторических формул (у общества в целом, а не у конкретных людей). Если вы из таких - то вот, например, конструкция спокойного высказывания:

- Ситуация вокруг Навального тревожна: его сторонники явно не успокоятся - и ситуация  в обществе накаляется, не дай Бог «брат пойдет на брата». Да и сам приговор выглядит политически-мотивированным, вызывает вопросы. Наверное, властям стоит пересмотреть свою политику - и допустить неприятного мне лично Алексея Навального и его сторонников в публичную политику, провести исчерпывающие расследования по его обвинениям в адрес власти. Это было бы гораздо полезней, чем создавать новых революционеров из молодых поколений. Мы должны думать о будущем, о России.

Смотрите: это высказывание спокойного и солидного человека - и ни капли не оголтелого навальниста (и даже не «либерала»)). Вдруг кому пригодится. Порядок слов можно переставлять, добавлять свои».

 

Александр Откидач пытается внести полутона в черно-белую картину мира оппонентов:

«Я прошу обратить внимание каждого на замечательную фразу «Мухи отдельно, котлеты отдельно». Если человек пошел на митинг - это не значит что он за Навального. Если человек выступает за перемены в стране - это не значит что он за революцию. Мы все с вами жители замечательной страны России. Мы все ее любим и все хотели бы иметь достойные условия труда, социальной справедливости и что бы законы, если нарушаются, то суд был един для всех, вне зависимости от твоего кошелька и политической принадлежности. Ведь нет никакой разницы, какая фамилия или партия у Президента, если он четко понимает, куда ведет свою страну и если у него получается. А если не получается, то каждый вправе задать ему вопрос. В сетях или на улице, не важно. Никто из нас не дебил. Мы просто люди, а злыми и агрессивными мы становимся, когда поддаемся пропаганде. С обеих сторон».

 

Обзор подготовил Вадим Мельников

ИА Телеинформ

Категории:  Колумнисты, эксперты, политологи
 
вверх