Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Домостроительство Святого Духа. Продолжение

[19.04.2019 / 08:59]

Каждый человек, пытающийся представить себе Бога, наверное, видит Его в образе могучего старца. Да и в храмах Его иконы представлены именно такими. Художники тоже рисуют Бога в виде старого человека. Сына люди видели воочию, общались, вместе ходили по земле обетованной, молились, выполняли Его прямые распоряжения. Но образ Святого Духа, если так уместно сказать, трудно представить. Дух, сошедший в виде голубя на Христа, это просто символ, а не Его образ. Почему в Священном Писании так мало сказано о Духе Святом, если Он, как одна из ипостасей Троицы также присутствовал от начала?

 

Протоиерей о. Борис: Само учение о Святом Духе характерно как предание более сокровенное и менее раскрытое, сравнительно с ярким свидетельством о Сыне - провозглашённое Церковью по всей вселенной. Св. Григорий Богослов отмечает таинственную «икономию» в познании истин относящихся к Лицу Святого Духа. «Ветхий завет - говорит он, - ясно проповедовал Отца, а не с такой ясностью Сына. Новый Завет открыл нам Сына и дал указания о Божестве Духа. Ныне пребывает с нами Дух, даруя нам яснейшее о Нём познание.

 

- Почему от начала Священное Писание не говорит обо всей Троице, если Они всё делали и продолжают делать вместе?

 

- Небезопасно было прежде, нежели было исповедано Божество Отца, ясно проповедовать Сына, и, прежде, нежели был признан Сын (выражусь несколько смелее), обременять нас проповедью о Духе Святом. Надлежало же чтобы Троичный свет озарял просветляемых постепенными прибавлениями, как говорит Давид, - восхождениями от славы к славе. Видишь постепенно воссиявающие нам озарения и тот порядок богословия, которым нам лучше соблюдать.

Не всё вдруг высказывая и не всё до конца скрывая, ибо первое - неосторожно, а второе - безбожно. Одним можно поразить чужих, а другим - отчуждить своих. У Спасителя и после того как Он многое проповедовал ученикам, было ещё нечто чего, как Сам говорил, - ученики не могли тогда носити, хотя и были научены многому.

Адаму не была открыта вся полнота таинства св. Троицы. Первые люди находились в общении с Богом Отцом. Они жили простой жизнью, и не было нужды знакомить их с Сыном. И Сын не сразу раскрыл ученикам Духа, но говорил о Его сошествии. То есть, нужно было подготовить их к тому, что Дух сойдет от Бога.

И ещё Спаситель говорил, что будем всему научены снисшедшим Духом. Сюда отношу я и самое Божество Духа, ясно открытое впоследствии, когда уже ведение сие сделалось благовременным и удобовместимым по прославлении Спасителя. 

Божество Сына утверждается Церковью и проповедуется по  всей вселенной. Мы исповедуем так же Божество Святого Духа - общее с Божеством Отца и Сына, мы исповедуем Святую Троицу. Но само Лицо Святого Духа - открывающего нам эти истины, делающие их для нас внутренне очевидными – остаётся, тем не менее, сокровенным, как бы сокрытым в Его Божестве, которое Оно нам открывает, в Его Дарах, которые Он нам дарует.

 

- Если Христос оставил людям не Свое учение, а самого Себя, означает ли, что и дары Святого Духа тоже сам Святой Дух?

 

- Богословие Восточной Церкви отличает лицо Святого Духа от сообщаемых Им людям даров. Это различение основано на словах Христа; - «Он прославит Меня, потому что от Моего возьмёт и возвестит вам всё что имеет Отец, есть Моё, потому что Я сказал, что от Моего возьмёт.(Ин. 16, 14-15).

«Общее» Отцу и Сыну - это божественность, которую Дух Святой сообщает людям в Церкви, соделовая их «причастниками Божеского естества», сообщая огонь Божества - нетварную благодать - тем, кто становится частями Тела Христова. Часто обозначают дары Святого Духа семью именами, которые мы находим в одном из текстов пророка Исаии (Ис. 11, 2, 3) - дух премудрости, дух разума, дух совета, дух крепости, дух ведения, дух благочестия, дух страха Божьего. Однако православное богословие не делает особого различия между этими дарами и обоживающей благодатию. По учению Восточной Церкви, - благодать вообще означает всё богатство Божественной природы, как сообщающейся людям, она - Божество, действующее вне Своей Сущности и Себя отдающее. - Божественная природа, Которой мы приобщаемся в её энергиях.   

Дух Святой, источник этих нетварных и бесконечных даров, оставаясь безымянным и неоткровенным, получает всю ту множественность имён, которую можно приложить к благодати; - «Прихожу в трепет - говорит св. Григорий Богослов, - когда представляю в уме богатство наименований... Дух Божий, Дух Христов, Ум Христов, Дух сыноположения. Он есть Дух, воссозидающий в крещение и воскресении. Дух, Который дышит, где хочет. Дух просвещения жизни, лучше сказать - самый свет и самая жизнь. Он делает меня храмом, творит богом, совершает, почему и крещение предваряет и по крещении взыскуется. Он производит всё то, что производит Бог. Он разделяется в огненных языках и разделяет дарования, творит апостолов, пророков, благовестников, пастырей, учителей. Он иной Утешитель, как бы иной Бог».

 

- Он «как бы иной», но это все равно тот же Бог?

 

- Один у нас Бог – Святая Троица, но свойства у каждого лица свои. И если сравнить Бога с солнцем, то Христос – Свет указывающий путь из рабства греху, а Дух – тепло животворящее и дающее силу. Каждая ипостась самостоятельная личность, но воля и природа у Них – одна.

По слову св. Василия Великого, нет ниспосланного твари дара, в котором бы не присутствовал Святой Дух. Он «Дух истины, сыноположения, дарования, обручения будущего наследия, начаток вечных благ, животворящая сила, источник освящения». Св. Иоанн Дамаскин именует Его «Духом правым, владычествующим,  источником премудрости, жизни и освящения. Полнотой, Вседержителем, всесовершающим, всесильным, бесконечно могущественным, обладающим всякою тварью и неподчинённым господству, освящающим и неосвящаемым» и т.д. Как было сказано выше - все эти бесчисленные наименования относятся, прежде всего, к благодати, к природному богатству Божию, сообщаемому Духом Святым тем, в которых Он присутствует. Присутствует же Он вместе со Своей Божественностью, которую даёт нам познавать, оставаясь Сам незнаемым и неявленным. Он - Ипостась неоткровенная, не имеющая Своего образа в другом Божественном Лице.

 

- Если Дух был послан на землю во имя человека, значит, и Он принесен в жертву?

 

- Нет. Дух Святой не жертва и был послан в мир, или, вернее в Церковь, во имя Сына, а не человека – «Утешитель, Дух Святой, Которого пошлёт Отец во имя Моё» Ин. 14. 26. Следовательно, нужно носить имя Сына, быть составной частью Его Тела, чтобы воспринимать Духа. По излюбленному выражению св. Иренея Лионского, - Христос возглавил Собой человечество. Он стал Главою, Началом, Ипостасью обновлённой человеческой природы, которая есть Его тело. Поэтому тот же св. Ириней прилагает к Церкви наименование «сын Бога». Она - то единство «нового человека», которого мы достигаем, «облекаясь во Христа», становясь через крещение членами Его Тела. Эта природа едина и неразделима, она – «единый человек». Климент Александрийский видит в Церкви всего Христа. Христа всецелостного, который не разделяется: «Он не варвар, не иудей, ни эллин, ни мужчина, ни женщина, но Он - новый Человек, целиком преображённый Духом».   

«Мужчины и женщины, дети - говорит Максим Исповедник, - глубоко разделённые в отношении расы, народа, языка, образа жизни, труда, науки, звания, богатства… Всех их Церковь воссоздаёт в Духе. На них на всех напечетливается образ Божества. Все получают от неё единую природу, недоступную разрушению, природу на которую не влияют многочисленные и глубокие различия, которыми люди отличаются друг от друга. Этим все возвышаются и соединяются образом истинно кафолически (соборно). В ней никто отнюдь не отделён от общего, все как бы растворяются друг в друге простой и нераздельной силой веры. Христос так же всё во всех, Тот, кто заключает в Себе всё по своему могуществу, по своей бесконечной и премудрой благости, как средоточие, в котором сходятся радиусы для того, что бы создания Единого Бога не оставались бы чуждыми или враждебными по отношению друг ко другу, как не имеющие никакого средоточия для выражения своей дружбы и миролюбия».

Видя это единство в Церкви, св. Иоанн Златоуст спрашивает себя – «Что это значить? То, что Христос тех и других, близких и дальних, сделал одним телом, так что живущий в Риме считает своими членами индийцев. Что может сравниться с таким собранием? А глава всех – Христос». В этом и заключается самый смысл «возглавия» мира и всей природы человека - Адамом, который должен был соединить с Богом тварный космос. Ныне Христос, Новый Адам, совершает это возглавление.

 

- Это похоже на достижение нирваны, чтобы раствориться в ней?

 

- Совершенно не похоже. Если человеческая природа оказывается объединённой в ипостаси Христа, если она - природа «воипостазированная», то человеческие личности, ипостаси этой единой природы, от этого не уничтожаются. Они не смешиваются с Божественной Личностью Христа, с Ней не сливаются. Ибо никакая ипостась не может слиться с другой ипостасью, не прекратив тем самым своего личностного существования, - это было бы равносильно уничтожению человеческих личностей в едином Христе - было бы безличностным обожением, блаженством, в котором не было бы самих блаженных. Будучи единой природы во Христе, Церковь - это новое тело человечества, содержит в себе множество человеческих ипостасей. Это именно то, о чём  говорит св. Кирилл Александрийский; - «Разделение некоторым образом на отдельные личности, благодаря чему такой то Павел, или Иоанн, или Фома, или Матфей, - мы как бы сплавляемся в одно тело во Христе, питаясь одной Плотию».

 

- В одной из прошлых бесед вы говорили о божественной энергии, то есть, энергии обоживающей человека. Святая Троица состоит из трех Лиц и у каждой из них отличительные свойства. Тогда откуда или от Кого исходит эта энергия?

 

- От природы всей Святой Троицы!

 

- Ну и поскольку весь мир был сотворен ради человека, значит ли это, что энергия направлена именно на человека?

 

- Божественные энергии - во всём и вне всего. Чтобы соединиться с «лучом Божества», - по слову Дионисия Ареопагита, надо подняться над бытием тварным, рвать всякую связь. Однако эти Божественные лучи, пронизывают весь тварный мир, являются причиной его существования. Свет «в мире был, и мир через Него начал быть, и мир Его не познал» (Ин.1.10).

Бог создал всё Своими энергиями. Акт творения устанавливает связь Божественных энергий с тем, что «не есть Бог». Это - грань, предопределение бесконечного и вечного сияния Божества, которое становится причиной бытия конечного и случайного. Ибо энергии  создают тварный мир не самим фактом своего существования и не тем, что они - природные исхождения сущности. Иначе либо мир был бы как Бог бесконечным и вечным, либо энергии были бы только ограниченными и временными проявлениями Бога. Таким образом, Божественные энергии сами по себе - суть отношения между Богом и тварным бытием, но они вступают в отношение с тем, что не есть Бог, которое по воле Божией и приводят к бытию.

По св. Максиму Исповеднику, - воля есть всегда активное отношение к какому-то другому, к чему-то, что находится вне действующего субъекта. Эта воля всё сотворила Своими энергиями, для того, чтобы всё тварное могло вступать в соединение с Богом через эти же энергии. «Ибо, - говорит св. Максим, - Бог создал нас для того, чтобы мы стали причастниками Божеского естества, для того, чтобы мы вошли в вечность, для того, чтобы мы уподобились Ему, будучи обожены благодатью, которая производит всё существующее и призывает к существованию всё, что не существовало».

 

Вопросы задавал Артур Дан

Категории:  Доступное богословие
 
вверх